Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

20

уродовъ, нарисованныхъ безпомощной рукой пьянаго или ребенка: искривленныя ноги, вздутые животы, глаза, выл?зшіе на лобъ, и губы, тянущіяся наискось отъ уха къ подбородку.

            Б?дная Катя!

            Я бросилъ косой взглядъ на свой этюдъ, вздрогнулъ и сказалъ съ тайнымъ ужасомъ:

            -- Ну, я пойду... Докончимъ это когда-нибудь... посл?...

            Саша ушелъ въ свою комнату. Катя закуталась въ халатикъ, подошла къ моему этюду, и вдругъ -- залилась слезами.

            -- Что съ вами, милая? ! Что такое?

            -- Я не понимаю: зач?мъ онъ меня успокаиваетъ, зач?мъ деликатничаетъ! Кто?

            -- Саша. Я сама вижу, я все время, на вс?хъ рисункахъ вижу, какая я отвратительная, безобразная. A онъ говорить: "н?тъ, н?тъ -- ты красива, a только тебя не ум?ютъ рисовать". Ну, предположимъ, одинъ не ум?етъ, другой, третій, но почему же -- вс??!!

         

      ЖЕЛТАЯ ПРОСТЫНЯ.

      I.

            Настоящій купальный сезонъ еще не начинался, но, несмотря на это, весь пляжъ, окруженный съ трехъ сторонъ кабинками, былъ ус?янъ л?нивыми, полузасыпанными пескомъ, фигурами, которыя, какъ ящерицы на солнц?, замерли въ каменной неподвижности.

            Курортъ былъ итальянскій и, поэтому, купальщики л?ниво перекликались между собою на н?мецкомъ, англійскомъ, польскомъ и французскомъ язык? -- на вс?хъ языкахъ, кром? итальянскаго.

            Гд? купаются итальянцы, и купаются-ли они, вообще совершенно неизв?стно.

            Эта мысль занимала меня не мен?е часу, потому что голова, припекаемая солнцемъ, работаетъ вяло, медленно, и, вообще, отвратительно.

            Думаю, что я дремалъ...

            Неожиданно уха моего коснулась чист?йшая русская р?чь.

            Разговаривали дв? фигуры, закутанныя съ головой въ купальные халаты и простыни -- два безформенныхъ безголовыхъ т?ла.

            -- Славный мальчишка!-- прогуд?лъ голосъ изъ-подъ желтой простыни.

            -- Это вы о которомъ говорите? О томъ, что сей часъ возится съ няней на песк?? Въ синемъ полосатомъ костюмчик??

            -- Да, да. Превосходный мальчишка.

            -- Тотъ, кто сейчасъ посыпаетъ себ? голову пескомъ изъ ведерка?-- переспросила точная б?лая простыня.

            -- Ну, да! Этотъ самый.

            -- Да, знаете-ли,-- удовлетворенно согласилась б?лая простыня.-- Я долженъ имъ гордиться. Ха-ха!

            -- Почему вы... должны гордиться?

            -- Потому что этотъ мальчишка -- д?ло рукъ моихъ.

            -- Чортъ подери! Не хотите-ли вы сказать, что это вашъ сынъ?

            -- Это бы не штука! Д?ло не въ этомъ. Онъ физическій сынъ своего законнаго отца съ матерью, но настоящій его творецъ, все-таки -- я!

            -- Не случился-ли съ вами солнечный ударъ?.. А?

            -- Вотъ вамъ и ударъ. Исторія презабавная -- хотите разскажу?

            -- До завтрака управимся?

            -- Съ головой. Слушайте!

         

      II.

           

            "Года четыре тому назадъ пришлось мн? болтаться на этомъ же курорт?. Было прескучно, и если бы не товарищъ, который разд?лялъ со мной это заточеніе -- какой-нибудь крюкъ давно бы уже гнулся подъ моей тяжестью...

            Однажды, сидимъ мы съ нимъ посл? об?да на террас?, потягиваемъ какое-то зд?шнее пойло -- я и спрашиваю, оторвавшись отъ соломинки:

            -- Отчего ты не женился до сихъ поръ?

            -- Не судьба.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту