Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

22

y этой поразительной, изумительно прекрасной д?вушки вы съ языка не сходите!?

            Мой собес?дникъ вспыхнулъ и конфузливо и радостно засм?ялся, будто его щекотали.

            -- Ну, что вы говорите! Да, неужели?! Н?тъ, н?тъ! Вы шутите... Это было-бы прямо таки... удивительно!

            -- Честное слово! Она меня прямо измучила вопросами... Кто такой, да что, да не женатъ-ли? Все о рост? вашемъ сегодня щебетала...

            -- А... что?-- опасливо спросилъ мой собес?дникъ, в?роятно, не разъ огорчавшійся, сравнивая свою мизерную, низкорослую фигуру съ фигурами своихъ ближнихъ.

            -- Да, многое она говорила. И что терп?ть она не можетъ высокихъ мужчинъ и что ваша фигура приводитъ ее въ восторгъ и что, если бы... Впрочемъ, н?тъ -- я, кажется, слишкомъ разболтался...

            -- Такъ она меня зам?тила?-- переспросилъ мой собес?дникъ, съ трудомъ сохраняя разс?янно-задумчивый видъ.

            -- Она-то? Да, она околдована.

            Я помолчалъ и вдругъ р?шилъ махнуть рукой на всякій здравый смыслъ.

            -- Вчера нашла, что въ вашемъ лиц? есть много общаго съ Наполеономъ.

            -- Ну, что вы говорите!

            -- Ей-Богу. Въ такихъ людяхъ, говорить, таятся великія, огромныя силы. Счастлива, говоритъ, та родина, которая можетъ назвать такого челов?ка своимъ сыномъ. Спрашивала, не поете-ли вы? Съ такимъ, говоритъ, голосомъ, который звучитъ, какъ музыка...

            -- Вы меня представите ей?-- быстро спросилъ онъ, безъ сожал?нія разставаясь со своимъ задумчивымъ видомъ.

            -- Сколько угодно! Подойду сейчасъ къ ней, попрошу разр?шенія -- и пожалуйте! Кстати, вы ч?мъ занимаетесь?

            -- Отецъ y меня купецъ, мануфактурщикъ. A что?..

            -- Да, ничего. Ну, сидите тутъ и ждите...

         

      IV.

           

            Я приблизился къ венгеркамъ, снялъ передъ ними почтительно шляпу и сказалъ по-н?мецки:

            -- Тысячу извиненій! Простите мою навязчивость и то, что я не будучи знакомъ, обращаюсь къ вамъ... Но узнать мн? больше не y кого -- эти итальянцы, такъ безтолковы. Не знаете-ли вы -- сколько времени идетъ отсюда письмо до Будапешта?

            -- Двое сутокъ,-- прив?тливо сказала старуха.-- A y васъ есть знакомые въ Будапештъ?

            -- О, да... Кое-кто.

            -- Гезу Матаки знаете?

            -- Гезу?! О, Боже! Да мы большіе пріятели. Ну, какъ онъ... все тамъ же живетъ?

            -- Тамъ. Значить, вы и семью Панони знаете?

            -- Ну, какъ же! Вообще... Гм... A я, сударыня, долженъ васъ кое за что пожурить...

            -- Меня?-- удивилась молоденькая венгерка.

            -- Да-съ, васъ. Можно челов?ка ранить, но зач?мъ же на смерть, а?

            -- Что вы такое говорите!

            -- Видите вы вонъ того русскаго, который тамъ въ углу сидитъ. Красивый такой...

            -- Ну, разв? онъ, красивый?..

            -- Сударыня! Одинъ изъ первыхъ красавцевъ восточной Россіи. Прозванъ "Тополь Великороссіи!" Сотни русскихъ д?вушекъ и женщинъ сходятъ по немъ съ ума. И что же! Этотъ счастливчикъ сидитъ сейчасъ угрюмый, какъ вурдалакъ, завядшій, какъ розовый кустъ въ засуху. Видите! Сидитъ и глазъ съ васъ не сводитъ!

            Венгерка смущенно усм?хнулась.

            -- Я... ему нравлюсь?

            -- Вы? Да y него сейчасъ вся жизнь въ глазахъ, которыми онъ на васъ смотритъ. Нашелъ

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту