Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

23

гд?-то портретъ королевы Маріи Антуанетты и носитъ его на своей груди, осыпая поц?луями и вздыхая надъ нимъ...

            -- Почему же... Маріи Антуанетты?..

            -- Онъ говоритъ, что вы очень похожи на нее... Въ поворот? головы y васъ есть что-то царственное... И од?ваетесь вы, говоритъ онъ, какъ герцогиня. Да... Ум?нье носить платье это... это... Кстати, вы въ самомъ Будапешт? живете?

            -- Въ предм?стьи. У насъ тамъ свой домикъ. Отецъ мой судебный чиновникъ. A кто этотъ русскій, скажите?

            -- О! Его отецъ мануфактурный король. Это богат?йшая фамилія черноземной полосы Россіи. Самые быстроходные пароходы бороздятъ великую нашу многоводную Волгу! Амбары ломятся. Тысячи людей возносятъ свои молитвы. Это не челов?къ. Это орелъ. Больницы и прочее. Въ Москв?, наприм?ръ, есть Третьяковская картинная галлерея. Вы даже не пов?рите! Честное слово. Вы разр?шите представить вамъ моего друга... Этого "гордаго лебедя матушки Россіи",-- какъ прозвали его наши женщины.

            -- О, пожалуйста! Я буду очень рада.

            Я расшаркался, вернулся къ своему новому другу и потрепалъ его по плечу.

            -- Бредитъ вами! Сплошной бредъ!

            -- A кто она такая?

            -- Она? Когда вы будете въ Венгріи, около Будапешта -- спросите y старожиловъ чей это замокъ такъ гордо выситъ въ небо свои грозныя, непокорныя башни, зубцы которыхъ четко вырисовываются въ недвижномъ, притихшемъ вечернемъ воздухъ? Посмотримъ, что вамъ отв?тятъ старожилы! Ха-ха! Предки ея были суровыми рыцарями, вояками, отецъ же отдалъ дань нашему бол?е культурному времени и, мирно служа венгерской корон?, жел?зной рукой закона поддерживаетъ силу и мощь современной Веигріи.

            -- Вотъ здорово! Неужели, съ ней можно познакомиться?

            -- Хоть сейчасъ! Зам?чательная женщина. Венгерки, вообще... Недаромъ говоритъ венгерская пословица: "Женись на венгерк? -- плакать не будешь".

            -- Ну, пойдемъ же, пойдемъ скор?е!

         

      V.

           

            Въ посл?дующіе дни я только и д?лалъ, что, б?гая отъ одного къ другой, энергично подогр?валъ состряпанное мною кушанье.

            Ей я сообщилъ, что дв? русскихъ дамы, жившія въ сос?днемъ отел?, осаждаютъ его письмами и д?лаютъ тысячу безумствъ ради того только, чтобы увид?ть его съ улицы изъ-за р?шетки сада нашего отеля.

            A ему намекнулъ, что одинъ венгерскій графъ поклялся добиться ея благосклонности и осыпаетъ ее моремъ цв?товъ (вчера я, д?йствительно, послалъ ей букетикъ ц?ною въ 3 лиры), но что она эти цв?ты выбрасываетъ (выбросила: они къ вечеру совершенно завяли).

            Моя стряпня закип?ла и забурлила. Мутная накипь ревности поднялась кверху, и мн? нужно было зорко сл?дить за т?мъ, чтобы во время снимать эту отвратительную накипь.

            Утромъ венгерка устроила русскому сцену, въ об?дъ онъ ей; a вечеромъ въ парк? при отел? y нихъ состоялось первое свиданіе, на которомъ они преотчаянно ц?ловались. (Я вид?лъ это въ бинокль изъ окна моей комнаты).

            Красавица итальянская ночь, пряная, душная, и бродячіе, сладкоголосые музыканты съ гитарами -- были моими надежн?йшими помощниками.

            Пов?рите-ли вы: черезъ м?сяцъ они уже обв?нчались, эти люди, которые безъ меня такъ-бы и прошли свой жизненный путь, даже не

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту