Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

27

надъ уровнемъ. Любопытный челов?къ, сов?тую познакомиться.

            Я пожалъ плечами, расплатился и ушелъ.

            Стешу встр?чать не приходилось, но зато, черезъ день посл? разговора съ учителемъ, попалъ я на вечеринку къ ветеринарному врачу Кривулину.

            Никого почти не зная, слонялся я изъ угла въ уголъ, поглядывая на разсыпавшихся по вс?мъ комнатамъ гостей, спорившихъ, пившихъ водку и пытавшихся даже танцовать.

            Наконецъ, подс?лъ я къ н?сколькимъ д?вицамъ, смущенно замолчавшимъ при моемъ приближеніи...

            -- Что же вы замолчали?-- какъ можно добродушн?е спросилъ я.-- Можетъ быть, пов?ряете другъ другу какія-нибудь мрачныя тайны, а?

            -- Что вы этимъ хотите сказать?-- ядовито спросила полная барышня въ сиреневомъ плать?.

            -- Да вотъ y васъ былъ такой заговорщицкій видъ...

            Полная барышня критически пожала плечами.

            -- Вы думаете, это особенно остроумно, да?

            -- О, помилуйте,-- разсм?ялся я.-- У меня вовсе не было мысли сказать что-либо сногсшибательно остроумное... Я спросилъ просто такъ...

            -- Просто такъ? Вы думаете, это особенно глубоко? Да?

            Она поб?доносно огляд?ла подругъ, будто ожидая что он? скажутъ: "Ну, и бойкая эта Любочка... Даже столичнаго гостя забьетъ и загонитъ въ уголъ".

            -- Глубокая мысль, -- возразилъ я, улыбнувшись,-- опасная вещь; y края ея всегда голова кружится... Многіе сваливались и ломали себ? на дн? голову.

            -- Что вы хотите этимъ сказать?-- подхватила сиреневая барышня.-- Вы думаете, это особенно тонко, да? Успокойтесь, не удивили... Садитесь, единица!

            Большинство подругъ сиреневой барышни засм?ялись... Я пожалъ плечами, всталъ и побрелъ въ другую комнату. Меня догнала голубенькая барышня и миролюбиво сказала:

            -- Вы на нихъ не обижайтесь. Он? дуры... Ломаются, ломаются, a зач?мъ -- и сами не знаютъ. Это ихъ Степанъ Захарычъ испортилъ. Он? вс? ему подражаютъ...

            -- Однако,-- подумалъ я,-- этотъ челов?къ усп?лъ уже создать свою школу,

            -- Вотъ онъ, представьте себ?,-- сказала голубая барышня,-- интересный челов?къ...

            -- Кто?

            -- Да Степанъ же Захарычъ... Въ немъ есть что-то такое... Вы знаете, его многіе ненавидятъ, но вс? боятся... Да вотъ онъ самъ. Видите -- онъ всегда приходить позже... Хотите, я васъ познакомлю?

            Заинтересованный, я посп?шилъ навстр?чу этому неразгаданному, удивительному челов?ку, который покорилъ весь Зміевъ.

            Стеша Козелковъ узналъ меня сразу, но встр?тилъ серьезно, съ большимъ достоинствомъ.

            -- Ну, здравствуйте, здравствуйте...-- солидно пробасилъ онъ.-- Какъ y васъ тамъ, въ Петербург??

            -- Да что-жъ y насъ... Переглядываніемъ занимаемся.

            Онъ поднялъ брови:

            -- То-есть?..

            -- Да такъ: Петербургъ съ надеждой поглядываетъ на провинцію, a провинція на Петербургъ. Такъ и переглядываемся.

            -- С?ро!-- в?ско сказалъ Козелковъ.

            -- Что-о?

            -- С?ро!

            -- Что -- с?ро?

            -- Сказано с?ро. Неостроумно.

            -- Браво, Степанъ Захарычъ,-- сказалъ фельдшеръ.-- Онъ не дастъ зміевцевъ въ обиду.

            -- Да,-- подхватилъ кто-то.-- Этотъ не ударитъ лицомъ въ грязь!

            Я смущенно гляд?лъ на Козелкова,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту