Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

40

благодаря которой можно было не малую, a большую толику въ карманъ зажать, да какъ-то не могъ я. Хи-хи-хи! Ну, да ничего, знаете-ли, все на св?т? поправимо. Св?тъ не безъ добрыхъ людей. Сегодня я растерялъ вс? перья, завтра ближніе помогутъ обрости. Не правда ли?

            Я помолчалъ.

            -- Я говорю: не правда-ли, а? Все, глядишь, и устроится.

            Разглядывая съ суровымъ вниманіемъ свои ногти, я неохотно проц?дилъ:

            -- Да.... гм... бываетъ. Бываетъ, что и устраиваются.

            -- То-то и оно.

            Я бросилъ на него исподлобья быстрый взглядъ и, ув?рившись, что онъ попрежнему безмятеженъ, перевелъ разговоръ.

            -- Лазаренку давно встр?чали?

            Онъ засм?ялся.

            -- Охъ, батенька! Лазаренка этотъ прямо какой-то пренесчастный типъ! Сколько разъ я къ нему ни захожу, ни звоню по телефону -- все н?тъ дома. Все, в?роятно, романы съ дамами. Конечно, онъ холостой челов?къ, но, в?дь, такъ и известись можно. На-дняхъ звоню къ нему -- будто его голосъ по телефону: "Кто говоритъ?"-- Я отв?чаю: "Кирпичевъ". И вдругъ тоненькій женскій голосокъ кричитъ: "Его н?тъ дома! Пов?сьте трубку!". Умора.

            Я для чего-то перелисталъ книгу и спросилъ:

            -- A y этого... какъ его! У Тарасовича... Бываете?

            -- Тоже онъ занятой челов?къ. Вотъ в?дь странный городъ Петербургъ, какъ подумаешь: онъ высасываетъ y челов?ка все свободное время и ни на минутку не даетъ пожить для себя. За?зжаю къ Тарасенк?, разъ -- н?тъ дома! за?зжаю другой -- н?тъ дома, третій разъ -- н?тъ дома!! "Да, гд?-же онъ?".-- "To въ суд?, то на какомъ-то зас?даніи, то на д?ловомъ завтрак? или об?д?".-- "Да когда его можно застать?".-- "Не знаемъ."-- "Да вы скажите этому чудаку, что Кирпичевъ, его пріятель Кирпичевъ, хочетъ, молъ, его вид?ть. Пусть онъ самъ мн? напишетъ, когда y него свободная минутка выберется"... Оставилъ свой адресъ... Вы думаете, получилъ отв?тъ? Ни-ни! Впрочемъ, наша петербургская почта... На нее не над?йся, не правда-ли?

            -- Да ужъ... почта,..-- пробормоталъ я.

            -- То-то и оно. И, главное д?ло, очевидно, что жизнь усложняется съ каждымъ днемъ, Помню я, года два тому назадъ какъ-то свободн?е жилось и время для всего находилось, a нынче... (Онъ махнулъ рукой). Прямо-таки, я не знаю -- куда мы идемъ? И что будетъ съ нашими д?тьми, если даже мы уже -- расшатанные скверные неврастеники, несущіеся, сломя голову, въ погоню за д?лами...

            -- Да,-- разс?янно вздохнулъ я.

            -- Конечно-же, правильно. Да вотъ даже взять Костю Св?тлякова -- милаго л?нтяя, гуляку и безд?льника Костю. И тотъ какимъ-то образомъ по уши погрязъ въ д?лахъ. Захожу какъ-то на-дняхъ къ нему пораньше, чтобы ужъ нав?рное застать. "Доложите, говорю, барину, что Кирпичевъ пришелъ, его пріятель. Баринъ-то, конечно, дома?".-- "Кажется, дома; сейчасъ посмотрю". Вернулась: "н?тъ дома".-- " Какъ такъ н?тъ? Въ это-то время?".-- "Да, говорить, по д?лу куда-то у?халъ".-- "Чудеса! Да, когда-же онъ вернется".-- "Неизв?стно; до вечера, говоритъ, по д?ламъ по?халъ". Какой-то поэтъ сказалъ: "Городъ жестокій Богъ и мы его рабы!"... И в?рно. Ужъ если Костя Св?тляковъ изъ господина города въ раба превратился...

            Я искоса взглянулъ на Кирпичева; мн? все казалось,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту