Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

43

a выдумываю "изъ головы" сюжеты своихъ разсказовъ.

            Ну, хорошо.

            Ну, вотъ этотъ разсказъ я, наконецъ, р?шилъ написать не "изъ головы"; я р?шилъ добросов?стно передать все, ничего не преувеличивая, не преуменьшая,-- всю-ту адски-перепутанную нить д?йствительной жизни, разсмотр?ніемъ которой я былъ занятъ вчера.

            Да и сегодня тоже занятъ (вотъ -- пишу).

         

      I.

           

            Едва я спустился вчера, въ 3 часа дня, въ низокъ кавказскаго ресторанчика, какъ сразу же увид?лъ толстаго смуглолицаго челов?ка, сид?вшаго въ углу съ понуреннымъ видомъ. Мы узнали другъ друга.

            -- Ага!-- улыбнулся я.-- Живы, здоровы? Вы меня помните?

            -- Еще бы! Если бы не вы, до сихъ поръ пришлось бы мн? сид?ть "за въ?здъ въ магазинъ на автомобил? черезъ оконное стекло". Что говорить -- шофферъ я плохой.

            Я познакомилъ пришедшаго со мной товарища съ "шофферомъ", и мы, ус?вшись за сос?днимъ столикомъ, дружески разговорились.

            -- Со мной всегда какія-нибудь дурацкія исторіи случаются,-- съ невыразимо печальнымъ видомъ признался этотъ челов?къ.-- То я на автомобил? въ магазинъ въ?ду, то меня въ театр? ночью забудутъ и запрутъ, то я прыгаю въ р?ку, чтобы спасти гладильную доску, похожую, по моему мн?нію, на погибающаго.

            Онъ огляд?лся и наклонился къ намъ съ загадочнымъ видомъ.

            -- A теперь... Вы знаете что? Ко мн? покойникъ сталъ являться.

            -- Ну?-- удивились мы, тоже понизивъ голосъ до шопота.-- Является? Ночью?

            -- Да н?тъ, не ночью. Днемъ.

            -- Что вы говорите!-- удивился я.-- Что за странное существо! Днемъ пугать челов?ка...

            -- Да онъ меня не пугаетъ. Онъ триста рублей требуетъ.

            -- Какая меркантильность! За что же это онъ?

            -- За гробъ и за ногу. Никакой y людей благодарности.

            Мы изъ деликатности пост?снялись начать разспросы, но онъ самъ спросилъ, вздыхая:

            -- Разсказать?

            -- Конечно, конечно. Это очень... любопытно. Настоящій покойникъ, являющійся днемъ...

            -- Да онъ... какъ бы сказать... не настоящій. Былъ, д?йствительно, покойникъ, a потомъ... Прямо-таки, сущая чепуха!

            -- Ну? Ну?

            -- Вы знаете, гд? я служилъ посл?днее время?

            -- В?роятно, при посольств??-- высказалъ в?жливое предположеніе мой товарищъ.

            -- Да, какъ же! Держите карманъ шире... То-есть, такъ мн? не повезло, такъ не повезло, что просто ужасъ. Подумать: учился я въ свое время въ гимназіи, окончилъ три класса и дошелъ до того, что посл?днее время служилъ вагоновожатымъ трамвая!!

            -- Какая трагедія!-- вздохнулъ мой товарищъ.-- Ну?

            -- Видите-ли, я больше привыкъ къ интеллигентному труду. Шофферъ я плохой и вагоновожатый былъ препаршивый. Вм?сто того, чтобы сл?дить за своимъ д?ломъ, я считалъ количество оконъ въ домахъ, старался обгонять, ради спорта, экипажи, или читалъ выв?ски наоборотъ.

            -- Какъ это?-- заинтересовался мой товарищъ.

            -- A такъ: написано, наприм?ръ, "магазинъ Бурцева". a наоборотъ читаешь: "Авецрубъ низагамъ".

            -- Авецрубъ низагамъ,-- прошепталъ я.-- Это, д?йствительно, зам?чательно. Забавно! Онвабазъ...

            -- Чего?

            -- Онвабазъ! Забавно.

            -- Да, да. Такъ вотъ я и говорю:

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту