Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

46

иламолу! Ех-ех!

            -- Обисапсъ,-- съ чувствомъ отв?тилъ вагоновожатый, пожимая мн? руку...

            Вотъ вамъ и жизнь!

            Ей-Богу, ни одного слова не прибавилъ, не убавилъ. Честное слово.

         

      О Д?ТЯХЪ.

      (Матеріалы для психологіи).

            У д?тей всегда бываетъ странный часто недоступный пониманію взрослыхъ уклонъ мыслей. Мысли ихъ идутъ по какому-то своему пути; отъ образовъ, которые складываются въ ихъ мозгу, в?етъ прекрасной дикой св?жестью.

            Вотъ н?сколько пустяковъ, которые запомнились мн?:

         

      I.

           

            Одна маленькая д?вочка, обнявъ мою шею рученками и уютно примостившись на моемъ плеч?, разсказывала:

            -- Жилъ-былъ слонъ. Вотъ однажды пошелъ онъ въ пустыню и легъ спать... И снится ему, что онъ пришелъ пить воду къ громадному-прегромадному озеру, около котораго стоитъ сто бочекъ сахару. Большихъ бочекъ. Понимаешь? A сбоку стоитъ громадная гора. И снится ему, что онъ сломалъ толстый-претолстый дубъ и сталъ разламывать этимъ дубомъ громадныя бочки съ сахаромъ. Въ это время подлет?лъ къ нему комаръ. Большой такой комаръ -- величиной съ лошадь...

            -- Да что это, въ самомъ д?л?, y тебя,-- нетерп?ливо перебилъ я.-- Все такое громадное: озеро громадное, дубъ громадный, комаръ громадный, бочекъ сто штукъ...

            Она заглянула мн? въ лицо и съ видомъ превосходства пожала плечами.

            -- A какже бы ты думалъ. В?дь онъ же слонъ?

            -- Ну, такъ что?

            -- И потому, что онъ слонъ, ему снится все большое. Не можетъ же ему присниться стеклянный стаканчикъ или чайная ложечка, или кусочекъ сахара...

            Я промолчалъ, но про себя подумалъ:

            -- Легче д?вочк? постигнуть психологію спящаго слона, ч?мъ взрослому челов?ку -- психологію д?вочки.

         

      II.

           

            Знакомясь съ однимъ трехл?тнимъ мальчикомъ крайне сосредоточеннаго вида, я взялъ его на кол?ни и, не зная съ чего начать, спросилъ:

            -- Какъ ты думаешь: какъ меня зовутъ?

            Онъ осмотр?лъ меня и отв?тилъ, честно глядя въ мои глаза:

            -- Я думаю -- Андрей Иванычъ.

            На безсмысленный вопросъ я получилъ ошибочный, но в?жливый, дышащій достоинствомъ отв?тъ.

         

      III.

           

            Однажды л?томъ, гостя y своей замужней сестры, я улегся посл? об?да спать. Проснулся я отъ удара по голов?, такого удара, отъ котораго могъ бы развалиться черепъ. Я вздрогнулъ и открылъ глаза.

            Трехл?тній крошка стоялъ y постели съ громадной палкой въ рукахъ и съ интересомъ меня разглядывалъ.

            Такъ мы долго, молча, смотр?ли другъ на друга. Наконецъ, онъ съ любопытствомъ спросилъ:

            -- Что ты лопаешь?

            Я думаю этотъ поступокъ и вопросъ былъ вызванъ вотъ ч?мъ: бродя по комнатамъ, малютка забрался ко мн? и сталъ разсматривать меня, спящаго. Въ это время я во сн?, в?роятно, пожевалъ губами. Все что касалось жеванія, вообще, и пищи, въ частности -- очень интересовало малютку. Чтобы привести меня въ состояніе бодрствованія, малютка не нашелъ другого способа, какъ сходить за палкой, треснуть меня по голов? и задать единственный вопросъ, который его интересовалъ:

            -- Что ты лопаешь?

            Можно-ли не любить д?тей?

         

      ФАБРИКАНТЪ.

           

            -- Знаю, знаю я,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту