Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

49

дерева.

            -- Ишь, проклятый,-- завистливо подумалъ Маргаритовъ.-- Безъ пріемовъ работаетъ. Какъ Богъ на душу положить!

            -- Сумасшедшій!-- вскричала женщина.-- Вы себ? голову разобьете!

            -- И разобью,-- вдохновенно-упрямо сказалъ Пампуховъ.

            -- Смотрите, какое красное пятно на виск?...

            -- И пусть. Любите меня?

            -- Не знаю,-- нер?шительно сказала женщина.-- Я, кажется, вообще, не могу любить.

            -- Пусть я подохну,-- простоналъ Пампуховъ.

            Онъ задыхался отъ гн?ва и муки. Погляд?лъ на женщину воспаленными глазами, схватилъ себя за воротникъ и б?шено дернулъ. Воротникъ затрещалъ, галстукъ лопнулъ и безжизненно свисъ на сторону.

            -- Что вы д?лаете, дикарь? В?дь вамъ придется возвращаться домой.

            -- Пусть!-- прохрип?лъ б?дный Пампуховъ.-- Пусть! Любишь меня? Скажи...

            -- Не знаю... Зач?мъ вы меня на ты называете?

            -- О, ччертъ! Придешь сегодня ночью къ мостику?

            -- Не д?лайте моей рук? больно. Не знаю, можетъ быть...

            -- Н?тъ, скажи нав?рное...

            -- Нав?рное, сказать никогда нельзя... A вдругъ умру.

            -- О, Божже!-- зарев?лъ Пампуховъ.-- Она меня не любитъ! Она мной играетъ! Пропадай все.

            Онъ схватилъ свою трость, въ ярости переломилъ ее пополамъ, и отбросивъ далеко отъ себя об? половинки, уб?жалъ въ л?съ.

            -- Пампуховъ,-- крикнула дачница.-- Вернитесь! Пампу-у-уховъ! Гд? вы, сумасшедшій! Сережа-а! Ну, вернись, ну, я тебя люблю. Я пошутила!

            Очевидно, сумасбродный Пампуховъ былъ далеко, потому что не отозвался на этотъ ласковый призывъ. Дачница с?ла на поваленное дерево, и подперевъ подбородокъ рукой, стала смотр?ть затуманеннымъ слезой взоромъ въ ту сторону, куда умчался неистовый Пампуховъ.

            Подождавъ немного, Маргаритовъ засвист?лъ п?сню и см?ло направился къ дачниц?, обойдя ее съ другой стороны.

            -- Ай, кто тутъ? !

            -- Это я,-- сказалъ, раскланиваясь, Маргаритовъ.-- Позвольте представиться,-- Маргаритовъ. Бродя по л?су, услышалъ женскій крикъ, и думая, что кому-нибудь нужна помощь -- посп?шилъ сюда.

            -- A вы слышали,-- смущенно спросила дачница,-- что я кричала?

            -- Странно, но мн? показалось, что женскій голосъ кричитъ знакомое имя -- Пампуховъ!

            -- A вы его... знаете?

            -- Сережу Пампухова? Какъ самого себя. Страшный ловеласъ.

            -- Ну, что вы!

            -- A ей Богу. Нав?рное, уже усп?лъ признаться вамъ въ любви...

            -- Почему вы думаете?

            -- Таковъ его характеръ. У него есть и система своя. Да вотъ, наприм?ръ: говорилъ онъ вамъ, что онъ дикарь и д?лаетъ, что хочетъ, и что женщина можетъ поступать тоже, какъ хочетъ: или отв?тить на поц?луй, или ударить ножемъ.

            -- Н?тъ, не ножемъ, a хлыстомъ или револьверомъ.

            -- Ну, все равно.

            Онъ огляд?лъ дачницу и спросилъ небрежно-д?ловымъ тономъ:

            -- Голову разбивалъ?

            -- Что-о?

            -- Голову. У него такая система: посл? дикаря биться головой обо что-нибудь.

            Дачница вскочила.

            -- Послушайте! Неужели, онъ притворялся? A я-то, глупая...

            -- Да онъ ловко это прод?лываетъ.

            -- Но, в?дь, онъ не шутя бился головой. У него было тутъ красное пятно...

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту