Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

50

          -- Сударыня! Это д?лается очень просто: онъ ловко хлопаетъ ладонью о-дерево, a потомъ уже головой бьется о-руку. Получается сильный звукъ, a не больно.

            -- A красное пятно? !

            -- Вы обращали когда-нибудь вниманіе на отворотъ его пиджака? Н?тъ? Обратите. У него на всякій случай за отворотомъ нашитъ кусокъ коленкора съ намазанной на него красной гримировальной краской. Ударившись головой о-руку, этотъ продувной парень хватается за отворотъ и, намазавъ палецъ краской, переноситъ ее на лицо. Поняли?

            -- Боже, какая гадость...

            -- Да ужъ... Хорошаго мало. Воротничекъ рвалъ?

            -- Рвалъ...

            -- Съ галстукомъ?

            -- Д...да...

            -- У него дв? дюжины старыхъ воротничковъ съ собой изъ города привезены. Для подобныхъ случаевъ. Какъ только воротничекъ y него забахромится -- сейчасъ же откладываетъ: "Э, говоритъ, это мн? для свиданья еще пригодится. A галстуки y него спеціально такъ сд?ланы, что не рвутся, a просто сзади разстегиваются.

            -- О, Боже, Боже!.. Какія мы, женщины, дуры.

            -- Ну, почему же ужъ и дуры?! Просто вы такъ благородны, что не зам?чаете этихъ ухищреній. Палку ломалъ?

            -- Ломалъ.

            Маргаритовъ задумчиво покачалъ головой.

            -- Новый пріемъ. Передъ отъ?здомъ онъ y разносчика купилъ десятокъ палокъ за пять рублей. "На-что теб?,-- спрашиваю я,-- эта дрянь?" См?ется. "Въ ломъ, говоритъ, покупаю для н?которыхъ случаевъ".

            -- Но, объясните мн?,-- зач?мъ же онъ такъ поступаетъ?

            -- Зач?мъ? Потому что онъ на любовь смотритъ, какъ фабрикантъ на свое производство. Если бы y него былъ одинъ романъ, a то, в?дь, онъ завязываетъ сразу десять. A для такого обширнаго производства требуется уже штампъ. Раньше какой-нибудь Бенвенутто Челлини трудился надъ однимъ бокаломъ или ларчикомъ ц?лый годъ, и это было подлинное художественное произведеніе; a теперь на берлинскихъ фабрикахъ д?лаютъ эти вещи по тысячъ въ день. Ясно, что вс? они д?лаются однимъ и т?мъ же способомъ, штампуются ка одинъ фасонъ. Такъ и вашъ Пампуховъ. Зная, вообще, его пріемъ, его фабричную марку, я всегда могу по ней предсказать весь процессъ его оптовой работы.

            -- Какая гадость! Какая трясина! О, если онъ мн? только встр?тится... У меня голова болитъ. Не проводите-ли вы меня домой?

            -- Съ удовольствіемъ. Но знаете, что? Не лучше-ли намъ пойти посид?ть немного y моря? Mope такъ успокаиваетъ. Тамъ стоишь лицомъ къ лицу съ нев?домымъ. Съ т?мъ, кто шелеститъ изумрудомъ соленыхъ волнъ, темной хвоей мрачныхъ сосенъ...

            -- Какъ вы хорошо говорите!.. Пойдемте!

            -- Нев?домый всюду. Сейчасъ онъ глядитъ изъ вашихъ темныхъ глазъ... Какая y васъ теплая ласковая рука! Положите ее мн? на голову. A голову положите къ себ? на кол?ни... Вотъ такъ. Чувствуешь себя маленькимъ, маленькимъ мальчикомъ. Убаюкайте меня. О, какъ хорошо... Я вижу зв?зды... Твоя и моя... Космосъ...

            -- Дорогой мой мальчикъ...

            -- Ну, еще! Еще поц?луй меня. Дв? пылинки космоса... среди милліона... билли... билліарда пылинокъ...

      ЗАГАДКИ СЕРДЦА.

      I.

            Мой сос?дъ по комнат? Бакалягинъ -- нанесъ мн? первый свой визитъ по очень странному поводу. Онъ пришелъ и сказалъ:

            -- Вс?

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту