Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

51

мы должны поддерживать другъ друга и выручать другъ друга. Безъ этого міръ бы давно развалился. Не такъ-ли?

            -- Ну, да, -- поощрительно подтвердилъ я. -- Такъ что же?

            -- Вы слышали вчера ночью черезъ ст?ну, когда я вернулся?

            -- Вчера? Н?тъ, не слышалъ.

            -- Ага! Спали, значитъ.

            -- Н?тъ, не спалъ.

            -- Почему же вы не слышали? Ст?на в?дь тоненькая.

            -- Почему? Потому что вчера вы совс?мъ не возвращались.

            -- Ну, да,-- осклабился онъ съ видомъ завзятаго кутилы.-- Предположимъ, что это было сегодня на разсв?т?. Однако, вы не захотите меня подвести, a другого челов?ка -- заставить страдать.

            -- Принципіально, конечно, я этого не хот?лъ-бы.

            -- Такъ вотъ,-- моргая красными в?ками, попросилъ заст?нчиво Бакалягинъ.-- Я бы васъ очень просилъ, чтобы вы какъ нибудь не проговорились объ этомъ Агнесс? Чупруненко.

            -- Боже мой! Да я даже не знаю, что это за Агнесса Чупруненко.

            -- Какъ не знаете?! Неужели? Да она ваша сос?дка съ правой стороны. Тутъ же и живетъ. Агнія Васильевна Чупруненко.

            -- Да? Не подозр?валъ, не подозр?валъ. Впрочемъ, будьте покойны, если даже познакомлюсь -- не выдамъ васъ.

            -- Пожалуйста!

            Онъ с?лъ на кончикъ стула,-- хилый, бол?зненный, вертя маленькой головой на длинной ше?, какъ встревоженная зм?я.

            Посид?въ молча, онъ, очевидно, вспомнилъ, что неприлично занимать ближняго своими д?лами, не выказавъ въ то же время интереса къ его д?ламъ.

            Поэтому, осмотр?лъ меня и зам?тилъ:

            -- A вы немножко ниже меня ростомъ.

            -- Безъ сомн?нія.

            -- Женщины любятъ высокихъ.

            -- Да...

            -- Чего-съ?

            -- Я говорю: это в?рно. Правильно.

            -- Вотъ, вотъ. И спрашивается: что она нашла во мн? -- не понимаю. Ни красотой, ни умомъ я не отличаюсь, особыхъ талантовъ не им?ю, a вотъ подите-жъ. Я ужъ, признаться, и самъ не радъ.

            -- Агнесса Чупруненко?

            -- То-то и оно. Любовь хорошая вещь, но она связываетъ по рукамъ и по ногамъ.

            Онъ задумчиво улыбнулся бл?днымъ, широкимъ ртомъ и сказалъ:

            -- A еще говорятъ -- женщина в?нецъ природы.

            Его длинное истомленное лицо и страдальческіе глаза дали мн? поводъ закончить эту сентенцію:

            -- Женщина -- терновый в?нецъ природы.

            -- И в?рно! Чудно, чудно сказано.

            Потомъ, сд?лавъ еще н?сколько характерныхъ зам?чаній о женщинахъ, онъ ушелъ.

         

      II.

           

            Съ Агнессой Чупруненко я познакомился въ корридор? около телефоннаго аппарата, который былъ ею захваченъ минутъ на сорокъ.

            Въ ожиданіи своей очереди, я нервно прохаживался по корридору, какъ вдругъ около меня послышался стонъ.

            Это стонала Агнесса.

            -- Вы... тутъ?! значитъ вы слышали, что я говорила?..

            -- Съ чего вы это взяли?

            -- Милый, хорошій! У васъ такое симпатичное лицо! Я васъ умоляю -- ни слова Бакалягину! Я знаю -- вы знакомы, онъ мн? такъ много говорилъ о васъ... Вы должны быть джентльменомъ.

            Агнесса была рыжеватая д?вица небольшого роста и безотрадной наружности. Ея мольба, высказанная очень пронзительнымъ голосомъ, ошеломила меня. Я, не сп?ша, представился, пожалъ ей руку и спросилъ:

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту