Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

65

вспыхнула она.-- Ну, до свиданья; простите за безпокойство... я тогда завтра... И, пожалуйста, разм?няйте мн? пять рублей. Себ? возьмите рубль, a мн? остальное... Пожалуйста, кланяйтесь барину.

            Прохоръ, держа золотой пятирублевикъ на ладони, призадумался.

            -- Гмъ, да... Сдачи, говорите? Сдачу-то вернуть можно. A только... У васъ на извозчика-то, кром? этихъ, мелочь есть?

            -- Немножко есть,-- недоум?нно глядя на Прохора, отв?тила гимназистка.-- Двадцать шесть коп?екъ.

            -- Такъ, такъ. Очень вы хорошая барышня, и я вамъ пришлю сейчасъ предложеніе -- подарите мн? эти пять рублей -- не пожал?ете. Посл?, по крайности, благодарить будете. A ужъ я вамъ все выложу.

            -- Что вы выложите? Зач?мъ?-- съ н?которымъ испугомъ пролепетала гимназистка.

            Прохоръ опустилъ монету въ карманъ, подошелъ къ предзеркальному столику и поднялъ разостланную на немъ газету.

            -- Видали? Что это? Женская шляпа! A тамъ въ углу видали? Что это? Женскія калоши. A ежели бы я васъ въ тую комнату пустилъ, такъ бы вы такіе поц?луи услышали, что разлюли малина-калина моя!

            -- Честное слово?-- прошептала свистящимъ голосомъ барышня, хватая Прохора за руку.-- Вы можете поручиться, что это правда?

            -- Будьте покойны. Я со вс?мъ усердіемъ. Только, дорогая моя госпожа, ежели потомъ къ разговору, или что -- такъ вы такъ и скажите барину, что, дескать, случайно все это прим?тили -- и шляпу и, значитъ, голосъ дамскій. И скажете вы ему, прим?рно сказать, такъ -- и въ этомъ не ошибаетесь -- дескать, "охъ, охъ, какой ты изм?нникъ! Говорилъ, что только одну любишь, обожаешь"... Говорилъ онъ это?

            -- Говорилъ,-- прошептала, вся красн?я отъ смущенія и горя, гимназистка.-- Боже, какой позоръ!

            -- То-то, что говорилъ. Онъ это мало ли кому говорилъ! Скажете, дескать: "у тебя, какъ я доподлинно узнала, чуть не каждый м?сяцъ новая гимназистка бываетъ, и сколько ты значитъ, несчастнаго женскаго полу перепортилъ! Поиграешь, дескать, да такъ-то вотъ и бросишь! Нехорошо, молъ, это! Пошлые эти твои поступки!" A ужъ меня въ это д?ло не путайте, милая госпожа. Уходите? Позвольте, отворю... Счастливо оставаться! Гд? изволите жить? На третьей Рождественской? Извозчикъ! На третью Рождественскую -- 26 коп?екъ!...

           

         

      БУРЖУАЗНАЯ ПАСХА.

         

      I.

           

            Трое безд?льниковъ проснулись на своихъ узкихъ постеляхъ по очереди... Сначала толстый Клинковъ, на носъ котораго упалъ горячій лучъ солнца, раскрылъ ротъ и чихнулъ такъ громко, что гитара на ст?н? загуд?ла въ тонъ, и гуд?ла до т?хъ поръ, пока спавшій подъ ней Подходцевъ не раскрылъ заспанныхъ глазъ.

            -- Кой чортъ играетъ по утрамъ на гитар??-- спросилъ онъ недовольно. Его голосъ разбудилъ спавшаго на диван? третьяго безд?льника -- Громова.

            -- Что это за разговоры, чортъ возьми,-- закричалъ онъ.-- Дадите вы мн? спать или н?тъ?

            -- Это Подходцевъ,-- сказалъ Клинковъ.-- Все время тутъ разговариваетъ.

            -- Да что ему надо?

            -- Онъ ув?ряетъ, что ты недалекій парень.

            -- В?рно,-- пробурчалъ Громовъ,-- настолько я недалекъ, что могу запустить въ него ботинкомъ.

            Такъ онъ и поступилъ.

            -- A ты и пов?рилъ?-- вскричалъ

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту