Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

49

вытолкнутые в дверь на арену цирка, перед пастью тигра... В глубоком отчаянии, пошатываясь, вышли оба друга в коридор, не в силах будучи вытерпеть этого зрелища. -Клинков!- простонал Подходцев.- Ведь это что же?!!! Катастрофа? И сердце Клинкова подсказало ему единственно возможное утешение: -Ничего, Подходцев. Она уже старая; может быть, скоро умрет. А из зала неслись крики "ура" ликующих от неизвестной причины гостей и стучали бокалы, как комья земли, осыпавшиеся на отверстую могилу кроткого, доброго Громова. На улице светало. Было сыро. Было холодно. Глава 18. Похороны Громова. Семейное воркование Читателями уже, вероятно, замечено, что автор по складу своего характера с большим удовольствием обращает взор свой на яркие, солнечные стороны жизни, избегая теневых печальных сторон. Именно поэтому история женитьбы Громова освещена только вскользь - до того это было грустное, мрачное событие... На бракосочетание беднягу вели, как на казнь, и сходство это еще усугублялось тем надежным зловещим эскортом, которым был окружен жених: по бокам сивый старик - отец невесты - и развязный брат, сзади - тетка, говорившая таким густым басом, что даже бесстрашный Подходцев поглядывал на нее с некоторым уважением... Свадебный пир больше напоминал погребальную трапезу, жених сидел около невесты, как придавленный дубовым бревном, а Клинков и Подходцев, молча, вливали в себя вино непрерывной струей, но не пьянели... На средине пира Клинков встал и произнес двусмысленный тост, пожелав невесте долголетия: -Дай Бог,- дрожащим от искренних слез голосом возгласил он,- чтобы вы, дорогая Евдокия Антоновна, прожили многомного лет, так... года тричетыре. -Значит, вы хотите,- мрачно возразил развязный брат,- чтобы моя сестра умерла через три года? -О, дорогой Павел Антонович,- с готовностью ответил Клинков,- я ведь основываюсь на возрасте. Чтобы замять этот разговор, ктото из гостей поднял бокал и крикнул: -Горько! -А еще бы!- подхватил угрюмый Подходцев.- Правильно сказано, многоуважаемый Семен Семеныч! Еще бы не горько. -Я не Семен Семеныч, а Василий Власич,- поправил аккуратный гость. -Что вы говорите! Никогда бы не сказал по первому впечатлению! Итак, господа,- горько! Очень горько! -Поцелуй жениха,- подсказал невесте Василий Власич. Подходцев прорычал: -Так ему и надо - не женись! Поднялся шум, крик, чем Подходцев и Клинков, раздраженные, со слезами бессильного бешенства на глазах, и воспользовались, чтобы скрыться, а родственники еще плотнее обсели бедного кроткого Громова,- так что он, затертый ими, как бриг северными льдами, накренился на бок и тихо примерз к своей съеденной молью невесте. Прошло три дня со времени этого тяжкого бракосочетания... Все это время унылый муж бродил по комнатам, насвистывал мелодичные грустные мотивы, хватался за дюжину поочередно начатых книг и даже "прижимался горячим лбом к холодному оконному стеклу", что по терминологии плохих беллетристов является наивысшим признаком скверного душевного состояния. Вечером третьего дня Громов вышел в переднюю и стал искать свою шляпу. Сзади послышалось воркование жены: -Куда ты? Куда ты, моя куколка? -К товарищам пойду. -Какие там еще товарищи? Какие такие еще товарищи? -Разве вы не знаете их, Евдокия Антоновна? Мои друзья. Клинков и Подходцев. -Чтоо? Идти к этим пьяницам и пошлякам, которые позволяли себе говорить обо мне такие гадости?! Громов поднял на нее кроткие, молящие голубые глаза: -Я просил бы вас, дорогой друг Евдокия Антоновна, не обижать моих товарищей. Мне это очень больно... -Подумаешь, нежности какие! Две подозрительных личности, без всякого налета аристократизма - да я же еще должна молчать... Не пущу я тебя к ним! Голос Громова сделался
 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту