Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

70

я не думала, что вы такъ...

            -- A вы... Скверно! Стыдно вамъ.

            -- Подходцевъ дуракъ и Клинковъ дуракъ, -- р?шительно заявилъ Громовъ.-- Маруся! Мы васъ просимъ остаться. Деньги эти, конечно, пойдутъ на покупку ножей и прочихъ тарелокъ, и я над?юсь, что мы вм?ст? разгов?емся; мы съ вами куличемъ, a эти два осла -- с?номъ.

            -- Ура!-- вскричалъ Клинковъ.-- Дай я тебя поц?лую.

            -- Отстаньте... -- улыбнулась сквозь слезы огорченная гостья. Вы лучше мн? покажите, гд? печь куличи-то.

            -- О, моя путеводная зв?зда! Конечно, y хозяйки! У нея этакая печь есть, въ которой даже насъ, трехъ отроковъ, можно изжарить. Мэджи! Вашу руку, достойн?йшая, -- я васъ провожу къ хозяйк?.

            Когда они вышли, Громовъ сказалъ задумчиво:

            -- Въ сущности, очень порядочная д?вушка.

            -- Да... А Клинковъ оселъ.

            -- Конечно. Это не м?шаетъ ему быть осломъ. Какъ ты думаешь, она не нарушитъ ансамбля, если мы ее попросимъ освятить въ церкви куличъ и потомъ разговеться съ нами?

            -- Почему-же... В?дь ты самъ-же говорилъ, что она порядочная д?вушка.

            -- A Клинковъ оселъ. В?рно?

            -- Клинковъ, конечно, оселъ. Смотр?ть на него противно.

            A поздно ночью, когда трое безд?льниковъ, язвя, по обыкновенно, другъ друга, валялись од?тые въ кроватяхъ въ ожиданіи свяченаго кулича -- куличъ пришелъ подъ бодрый звонъ колоколовъ, -- куличъ, ув?нчанный розаномъ и несомый разрумянившейся Марусей, "вторымъ розаномъ", какъ ее галантно назвалъ Клинковъ.

            Друзья радостно вскочили и бросились къ Марус?. Она степенно похристосовалась съ торжественно настроеннымъ Подходцевымъ и Громовымъ, a съ Клинковымъ отказалась,-- на томъ основаніи, что онъ не ум?етъ ц?ловаться какъ сл?дуетъ.

            -- Да, -- хвастливо, подмигнулъ распутный Клинковъ. -- Мои поц?луи не для этого случая. Не для Пасхи-съ! Хе-хе! Позвольте хоть ручку.

            Желаніе его было исполнено не только Марусей, но и двумя безд?льниками, сунувшими ему подъ носъ свои руки.

            Этой шуткой торжественность минуты были немного нарушена, но когда ус?лись за столъ и чокнулись виномъ изъ настоящихъ стакановъ, за?дая настоящимъ свяченымъ куличемъ -- снова праздничное настроеніе воцарилось въ комнат?, осв?щенной лучами разсв?та.

            -- Какой шикъ!-- воскликнулъ Клинковъ, ощупывая новенькую, накрахмаленную скатерть. -- У насъ совс?мъ, какъ въ приличныхъ буржуазныхъ домахъ.

            -- Да... настоящая приличная чопорная семья на четыре персоны!

            И вс? четверо серьезно кивнули головами, упустивъ изъ виду, что никогда приличная чопорная семья не допуститъ сид?ть за столомъ безработную проститутку.

         

      О ПАРОХОДНЫХЪ ГУДКАХЪ.

      I.

            Въ дни моей юности я зарабатывалъ себ? пропитаніе т?мъ, что служилъ младшимъ писцомъ въ транспортной контор? по перевозк? кладей.

            Начальства надо мной было очень много: главный агентъ, просто агентъ, его помощникъ, бухгалтеръ, конторщикъ и старшій писецъ. Разсматривая эту длинную іерархическую л?стницу сверху внизъ, я могъ обнаружить ниже себя только дв? ступеньки: кошку и копировальный прессъ... И съ первой и со вторымъ я, какъ начальникъ, обращался сурово, чуть-ли не по законамъ военнаго времени. Кошку

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту