Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

81

я потребовалъ вина, и мы подняли свои бокалы за то, чтобы литература была избавлена отъ тупицъ и бездарностей.

            Потомъ пришли мои секунданты. Было шумно и весело.

            Противниковы юноши дали клятву, что въ зависимости отъ исхода дуэли, они поколотятъ своего дов?рителя.

         

      III.

           

            Съ разсв?томъ меня разбудили "защитники моихъ интересовъ".

            -- Дайте мн? поспать хоть полчасика.

            -- Нельзя. Уже восходъ. Противникъ, в?роятно, уже на м?ст?.

            -- А, можетъ, его еще н?тъ. В?дь онъ путаетъ закатъ съ восходомъ.

            -- Можетъ быть, когда онъ одинъ. Но мы ув?рены, что секунданты растолкуютъ ему.

            Натягивая брюки, я сострилъ:

            -- Его секунданты лучше. Они ему растолковываютъ, a вы меня расталкиваете.

            Тутъ же я подумалъ:

            -- Бодришься? Хочешь показать хладнокровіе?

            Лошади повезли насъ на м?сто назначенія, a я сид?лъ и думалъ:

            -- Какъ трудно быть самимъ собой, ?дучи стр?ляться. Столько я читалъ, вид?лъ пьесъ и картинъ на сюжетъ дуэли, что трудно мн? удержаться въ рамкахъ естественности. Хорошо было нашимъ предкамъ: они стр?лялись, какъ Богъ на душу положитъ. A я знаю, какъ держалъ себя Ленскій, Он?гинъ, Грушницкій, Печоринъ, и долженъ или подражать имъ, или выдумывать что-либо совершенно оригинальное, что не такъ-то легко. Постараюсь держать себя естественно...

            Я закинулъ голову назадъ, потомъ посвисталъ, потомъ сложилъ руки на груди и злобно улыбнулся.

            -- Чего тебя корчитъ?-- осв?домился секундантъ.

            Тогда я сд?лалъ сосредоточенное лицо, нахмурился и сталъ похлопывать пятка-о-пятку.

            -- Нервничаешь?-- спросилъ секундантъ. Я разсм?ялся, ткнулъ его кулакомъ въ бокъ и показалъ языкъ.

            -- Бодришься? Подвинчиваешь себя?

            Я уб?жденъ -- какъ ни держи себя передъ дуэлью -- все будетъ плохо.

            До м?ста назначенія я сд?лалъ три безплодныхъ попытки: пытался 1) быть разс?яннымъ, 2) грознымъ, полнымъ злов?щаго спокойствія и 3) -- хладнокровнымъ, видавшимъ виды, привыкшимъ къ дуэлямъ, бреттеромъ.

            Посл?дняя попытка вызвала y одного изъ секундантовъ зам?чаніе:

            -- У тебя такой видъ, что не лучше-ли намъ вернуться и уложить тебя въ постель. У тебя очень не хорошій видъ.

            Мой безграмотный противникъ былъ уже на м?ст?. Онъ ходилъ крупными шагами по полянк? (не помню по Лермонтову-ли или по кому другому).

            Я опустился на камень и подъ впечатл?ніемъ обстановки тихонько зап?лъ:

            -- Куда, куда, куда вы удалились... Господи! Я не боюсь, но помоги мн?, Господи, быть естественнымъ.

            Я всталъ и подошелъ къ шептавшимся секундантамъ.

            -- Ну, чего же мы ждемъ, господа?

            Защитники интересовъ моего противника развели руками.

            -- Ужасная непріятность! Всего одинъ только пистолетъ!.. Другого никакъ не могли розыскать. Нельзя же стр?ляться однимъ пистолетомъ?

            Необычайно долговязый студентъ, ц?ль появленія котораго была мн? не совс?мъ ясна, примирительно сказалъ:

            -- Отчего же -- нельзя? Пусть по жребію -- они выстр?лятъ въ нихъ, или они въ нихъ, a зат?мъ передадутъ пистолетъ противной сторон?.

            -- Я ничего не им?ю противъ, -- согласился я.-- Очень пріятно познакомиться.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту