Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

5

и не убивали -- итальянцы большіе мастера соврать, въ особенности, съ корыстной ц?лью.

            И вотъ однажды разнеслась по всей округ? чудесная в?сть: что въ той деревушк?, о которой я говорилъ раньше, посл? перестройки церковнаго купола, появилось эхо, которое повторяетъ звукъ не разъ, и не два раза, какъ это иногда случается, a восемь разъ.

            Конечно, праздный, безд?льный туристъ валомъ повалилъ на эту диковину...

            Д?йствительно, слухъ оправдался; эхо честно аккуратно повторяло каждое слово восемь разъ.

            И вотъ "эхо деревни Феличе" совершенно забило "замурованнаго принца городка Санта-Клара".

            Дв?надцать л?тъ это продолжалось: дв?надцать л?тъ лиры и мецца-лиры лились въ карманъ гражданъ деревни Феличе... И вотъ -- на тринадцатый годъ (несчастливый годъ!) разразился страшный скандалъ: компанія богат?йшихъ американцевъ съ ц?лой гирляндой разод?тыхъ дамъ прі?хала посмотр?ть "эхо деревни Феличе". И когда эта пышная компанія вошла въ скромную церковку -- эхо было, очевидно, такъ поражено блескомъ и роскошью компаніи, что въ отв?тъ на крикъ одной дамы "Гудбай!" повторило это слово пятнадцать разъ...

            Самый главный американецъ сначала изумился, потомъ возмутился, потомъ, расхохотался, a зат?мъ вся компанія, не слушая протестовъ церковной администраціи, бросилась отыскивать эхо... Обнаружили его въ замаскированномъ ширмой уголк? на хорахъ и когда вытащили "эхо", оно оказалось широкоплечимъ добродушнымъ парнемъ -- короче говоря -- моимъ слугой Джустино.

            Дв? нед?ли вся Италія, прочтя о случа? съ "эхо Феличе", держалась за животики; потомъ, конечно, объ этомъ забыли, какъ забывается все на св?т?.

            Деревушка Феличе впала въ прежнее ничтожество, a Джустино -- эхо Феличе -- за свою неум?стную щедрость лишился м?ста, на которое поступилъ еще мальчишкой -- и, какъ челов?къ, кром? эха ничего не ум?вшій -- очутился на мостовой.

            Всякому челов?ку хочется ?сть... Поэтому Джустино сталъ искать себ? м?сто! Онъ приходилъ въ какую-нибудь деревенскую церковь и предлагалъ:

            -- Возьмите меня на службу...

            -- А ты что можешь д?лать?

            -- Я могу быть эхо. Очень хорошая работа... Отъ 8 до 15 разъ.

            -- Эхо? Не требуется. Мы кормимся плитой, на которой раскаялся однажды Борджія; челов?къ на ней пролежалъ ночь, a нашимъ предкамъ, намъ и потомкамъ нашимъ -- на всю жизнь хватитъ.

            Усталый, брелъ онъ дальше.

            -- Эхо хорошее, церковное! Не нужно-ли? Отчетливое исполненіе, чистая работа.

            -- Н?тъ, не надо.

            -- Да почему? Туристъ эхо любитъ. Взяли бы меня, а?

            -- Н?тъ, неудобно... То полтораста л?тъ не было эха въ церкви, a то вдругъ -- на теб? -- сразу появилось.

            -- А вы куполъ перестройте.

            -- Будемъ мы изъ-за тебя куполъ перестраивать... Иди себ? съ Богомъ.

            Онъ бы умеръ съ голода, если бы я его не взялъ себ? въ слуги.

         

      * * *

           

            Я долго молчалъ, размышляя о судьб? несчастнаго Джустино; потомъ спросилъ:

            -- Что же съ нимъ сталось?

            -- Промучился я съ нимъ годъ. Все не хватало духу выгнать. И когда я, взб?шенный его манерой варить кофе, въ которомъ было на треть бензину, кричалъ: "сегодня же забирай свои

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту