Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

7

были названы: "веселыми баринами", выдумщиками, в?чно придумающими что-нибудь этакое..." и, наконецъ, "идіотами".

            Графинъ мы компенсировали веселымъ ужиномъ, въ которомъ участвовали н?сколько графиновъ -- и т?мъ вся исторія окончилась. Впрочемъ, что я такое говорю -- окончилась... Она только началась.

         

      * * *

           

            Прошло три нед?ли.

            Сидя въ уголк? гостиной на одномъ шумномъ вечер? я услышалъ и увид?лъ сл?дующее. Новаковичъ подошелъ къ одной групп? острившихъ и разсказывавшихъ анекдоты мужчинъ -- и сказалъ:

            -- Ну, что этотъ вашъ анекдотъ о купц?! Старина матушка. Его еще Ной Каину и Авелю въ Мессопотаміи разсказывалъ. А вотъ я вамъ разскажу фактъ, случившійся со мной...

            -- Ну, ну?

            -- Однажды вечеромъ, нед?ли три тому назадъ я устроилъ у себя въ комнат? чучело челов?ка, изъ мольберта, ботинокъ, костюма и святочной маски... Устроилъ, значитъ, и ушелъ... Ну-съ -- заходить зач?мъ-то моя сестра въ эту комнату... Видитъ эту штуку ну... и вы сами понимаете! Бросается вм?сто дверей въ шкафъ -- трахъ головой! Кровь ручьемъ! Падаетъ въ обморок?. На шумъ вб?гаетъ горничная, a у нея въ рукахъ, можете представить, дорогой фарфоровый кувшинъ. Увид?ла лежащую хозяйку, увид?ла кровь, увид?ла этакаго неподвижнаго страшнаго дядю, бросила дорогой фарфоровый кувшинъ на полъ, -- да вонъ изъ комнаты. Выб?жала на переднюю л?стницу, а по л?стниц? какъ разъ швейцаръ поднимается съ телеграммой въ рукахъ. Бросается она на швейцара, сбиваетъ его съ ногъ, и катятся они внизъ по л?стниц?!!. Ну, кое-какъ съ оханьями и проклятіями встаютъ, поднимаются, объясняются, швейцаръ беретъ револьверъ, идетъ въ комнату, пріотворилъ дверь, кричитъ: "Сдавайся!" -- "Не сдамся!" -- "Сдавайся!" -- "Не сдамся!.."

            -- Виноватъ, -- перебилъ Новаковича одинъ изъ слушателей, очень изумленный. -- Кто же это могъ отв?чать ему: "не сдамся"!? В?дь челов?къ-то вашъ былъ сд?ланъ изъ мольберта и тряпокъ?..

            -- Ахъ, да... Вы спрашиваете, кто отв?чалъ: "не сдамся!?" Гм... да. Это, видите-ли, очень просто: это сестра моя отв?чала. Она, какъ разъ, очнулась отъ обморока, слышитъ, что кто-то кричитъ изъ другой комнаты "сдавайся!" да и подумала, что это товарищъ разбойника. Ну, и отв?тила: "не сдамся!" Она у меня храбрая сестренка; вся въ меня.

            -- Да... Бываетъ. Что же дальше?

            -- Что? Швейцаръ изъ револьвера прямо въ грудь нашему чучелу: бахъ! Тотъ на полъ -- бацъ. Бросились, a тамъ одни тряпки. Сестра со мной потомъ два м?сяца не разговаривала.

            -- Почему два м?сяца? Вы же говорите, что это произошло всего три нед?ли тому назадъ.

            -- Ну, да! Что жъ такое... Уже три нед?ли не разговариваетъ, да я думаю, еще нед?ль пять не будетъ разговаривать -- вотъ вамъ и два м?сяца.

            -- Ахъ, такъ... Да... Бываетъ. Странная, странная исторія.

            -- Я же вамъ говорю! А вы имъ тамъ какой-то анекдотъ о купц? разсказываете!..

         

      * * *

           

            Прошелъ годъ...

            Однажды большая компанія собралась ?хать на Иматру.

            Были и мы съ Новаковичемъ.

            Когда ?хали въ вагон?, то разс?лись такъ, что я сид?лъ черезъ дв? скамейки -- отъ Новаковича.

            Вид?ть я его не вид?лъ, но голосъ слышалъ,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту