Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

11

очень даже какъ обижаются. Не антиресно, вишь. А мн? что?... Да моя бы воля, такъ я безо всего, какъ говорится. Убудетъ ихъ, что ли? В?рно я говорю?

            -- Чортъ тебя разберетъ, что ты говоришь, -- разсердился охотникъ.

            -- Д?йствительно, -- согласился мужиченка. -- Вамъ не понятно, какъ вы съ дальнихъ дачъ, a наши Окромчед?ловскіе меня ни въ жисть не забываютъ. "Ерем?й, н?тъ ли чего новенькаго? Ерем?й, не осв?жился ли лепретуарчикъ. Да я на эту, можетъ, хочу глянуть, a на ту не хочу, да куда д?лась та, да что д?лаетъ эта?" Однимъ словомъ, первый у нихъ я челов?къ.

            -- У кого?

            -- А у дачниковъ.

            -- Вотъ у т?хъ, что за р?кой?

            -- Зач?мъ у т?хъ? Т? ежели бы узнали -- такую бы мятку мн? задали, что до зеленыхъ в?никовъ не забудешь. А я опять же говорю объ Окромчед?ловскихъ. Тутъ за этимъ бугромъ ихъ штукъ сто, дачъ-то. Вотъ и кормлюсь отъ нихъ.

            -- Да ч?мъ же ты кормишься, шутъ гороховый?!

            Мужиченка почесалъ затылокъ.

            -- Экой ты непонятный! Какъ да что... Посадишь барина въ яму -- ну, значитъ и живи въ свое удовольствіе. Смотря, конешно, за что и платятъ. За Огрызкинскую барыню я, братъ, меньше ц?лковаго никакъ не возьму; Шестеренкины д?вицы тоже -- на всякій скусъ потрафютъ, -- рупь съ четвертакомъ гр?хъ взять за этакую видимость али н?тъ? Дрягина госпожа, Семененко, Косогорова, Лякина... Мало ли.

            -- Ты что же, значить, -- сообразилъ Стрекачевъ, -- купальщицъ на своей земл? показываешь?

            -- Во-во. Ихъ, значитъ, тотъ берегъ, a мой, значитъ, этотъ. Имъ убытку никакого, a мн? хл?бъ.

            -- Вотъ, каналья, -- разсм?ялся Стрекачевъ. -- Какъ же ты дошелъ до этого?

            -- Да в?дь это, господинъ, кому какіе мозги отъ Бога дадены... Иду я о прошломъ год? къ р?к? рыбку поудить -- гляжу, что за оказія! Подъ однимъ кустомъ дачникъ б?л?ется, подъ другимъ кустомъ дачникъ б?л?ется. И у всякаго бинокль изъ глазъ торчитъ. Сдур?ли они, думаю, что ли. Тогда-то я еще о бинокляхъ и не слыхивалъ. Ну, подхожу, значитъ къ р?к? по ближе... Эге-ге, вижу. Тутъ теб? и блюнетки, и брондинки, и толстыя, и тонкія, и старыя, и малыя. Вотъ оно что! Ну, какъ значить, я во всю фигуру на берегу объявился -- он? и подняли визгъ: "Убирайся, такой-ся кой, вонъ, какъ см?ешь!.." И-и разстрекотались! Съ той поры я, значить, умомъ и вошелъ въ соображеніе.

            -- Значитъ, ты спеціально для этого и землю за арендовалъ?

            -- Спецыяльно. Шестьдесятъ рублей въ л?то отвалилъ. Ловко? Да биноклей четыре штуки выправилъ, да кустовъ насажалъ, да ямъ нарылъ -- прямо удобство во какое. Сидишь эт-то въ прохлад?, въ ям? на скамеечк?, сл?ва пива бутылка (отъ себя держу: не желаете ли? Четвертакъ всего разговору), сл?ва, значить, пива бутылка, справа папиросы... -- живи не хочу!

            Охотникъ Стрекачевъ постучалъ ружьемъ о св?сившуюся в?тку дерева и какъ будто вскользь, спросилъ:

            -- А хорошо видно?

            -- Да ужъ ежели съ биноклемъ, прямо вотъ -- рукой достанешь! И кто только это бинокли выдумалъ, -- памятникъ бы ему!.. Можетъ, полюбопытствуете?

            -- Ну, ты скажешь тоже, -- ухмыльнулся конфузливо охотникъ. -- А вдругъ увидятъ оттуда?

            -- Никакъ это невозможно! Потому такъ ужъ у меня

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту