Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

24

голосовъ разр?шился взрывомъ общаго негодованія, и Панасюкъ далъ торжественное об?щаніе начать разсказъ о своемъ брак? черезъ десять минутъ, независимо отъ того, вс? ли въ сбор?, или н?тъ.

            -- Браво, Панасюкъ.

            -- Благослови тебя Богъ, дуся.

            -- Не мучай насъ долго, Панасюченочекъ.

            Тутъ же разнеслась среди собравшихся другая сенсація: разсказъ Панасюка будетъ исполненъ въ стихахъ. Панасюка засыпали вопросами:

            -- Какъ? Что такое? Разв? ты поэтъ, милый Панасюкъ? Отчего же ты до сихъ поръ молчалъ? Мы бы теб? памятникъ поставили! Поставили бы тебя на кусокъ гранита, облили бы тебя жидкимъ чугуномъ -- и стой себ? на здоровье и родителямъ на радость.

            -- Я, господа, конечно, не поэтъ, -- началъ Панасюкъ съ сознаніемъ собственнаго достоинства, -- но есть, господа, такія вещи, такія чудеса, которыя прозой не передашь. И въ данномъ случа?, по моему, челов?къ, испытавшій это; если даже онъ и не поэтъ -- все-таки, онъ обязанъ сухую скучную прозу переложить въ звучные стихи!!!

            -- А стихи, д?йствительно, звучные? -- спросилъ осторожный Передрягинъ.

            -- Да, звучности въ нихъ не мало, -- неопред?ленно отв?тилъ Панасюкъ. -- Вотъ вы сами услышите...

            -- Да ужъ пора, -- раздался ревъ голосовъ. -- Десять минутъ прошло.

            -- Разсказывайте, Панасюкъ!

            -- Декламируй, Панасище.

            -- Извольте, -- согласился Панасюкъ. -- Садитесь, господа, вс? -- такъ удобн?е. Только предупреждаю: если будете перебивать -- перестану разсказывать!

            -- О, не томите насъ, любезный Панасюкъ. Мы будемъ тихи, какъ трупы въ анатомическомъ театр?.

            -- И внимательны, какъ французъ къ хорошенькой женщин?!

            -- Панасюкъ, не терзайте!

            -- Начинаю, господа. Тихо!

         

      IV.

           

            Панасюкъ дернулъ себя за уголъ воротника, пригладилъ жидкіе б?лые волосы и началъ глухимъ торжественнымъ голосомъ:

           

                                                                        Какъ я женился.

           

                                                    Я, не будучи поэтомъ,

                                                    Разскажу, что прошлымъ л?томъ,

                                                    Жилъ на дач? я въ Терновк?,

                                                    Повинуясь капризу судьбы-плутовки.

           

                                                    Какъ-то былъ тамъ вечеръ темный,

                                                    И ошибся дачей я...

                                                    Совершилъ поступокъ нескромный

                                                    И попалъ въ чужую дачу, друзья.

           

                                                    Вяжу комнату я незнакомую...

                                                    Вдругъ -- издали шаги и голоса!!

                                                    И пол?зъ подъ кровать я, какъ нас?комое,

                                                    Абсолютно провелъ тамъ два часа.

           

                                                    Входитъ хозяинъ, a въ рук? у него двустволка...

           

            Р?зкій звонокъ въ передней перебилъ декламацію Панасюка на самомъ интересномъ м?ст?.

            Панасюкъ бол?зненно поморщился и недовольно сказалъ:

            -- Ну, вотъ, видите, и перебили. А говорили, что больше никого не будетъ...

            Вошелъ запыхавшійся Сеня Магарычевъ.

            -- Не опоздалъ я? -- крикнулъ онъ св?жимъ съ мороза, диссонирующимъ съ общимъ настроеніемъ голосомъ.

            -- Носятъ тебя черти тутъ

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту