Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

25

по ночамъ, -- недовольно зам?тилъ Мыльниковъ. -- Не могъ раньше придти?! Панасюкъ уже давно началъ.

            -- Очень извиняюсь, господинъ Панасюкъ, -- расшаркался Магарычевъ. -- Над?юсь, можно продолжать?

            -- Я такъ не могу, господа, -- раскапризничался Панасюкъ. -- Что же это такое: ходятъ тутъ, разговариваютъ, перебиваютъ, м?шаютъ...

            -- Ну, больше не будемъ. Больше некому приходить. Ну, пожалуйста, милый Панасюкъ, ну, мы слушаемъ. Не огорчайте насъ, дорогой Панасюкъ. Мы такъ заинтересованы... Это такъ удивительно, то, что вы начали.

            -- Въ такомъ случа?, -- кисло согласился Панасюкъ -- я начну сначала. Я иначе не могу. -- Конечно, сначала! Обязательно!

         

      V.

           

                                                                        Какъ я женился.

           

                                                    Я, не будучи поэтомъ,

                                                    Разскажу, что прошлымъ л?томъ

                                                    Жилъ на дач? я въ Терновк?,

                                                    Повинуясь капризу судьбы-плутовки.

           

                                                    Какъ-то былъ тамъ вечеръ темный,

                                                    И ошибся дачей я...

                                                    Совершилъ поступокъ нескромный

                                                    И попалъ въ чужую дачу друзья.

           

                                                    Вижу комнату я незнакомую,

                                                    Вдругъ -- издали шаги и голоса! !

                                                    И пол?зъ подъ кровать я, какъ нас?комое,

                                                    Абсолютно провелъ тамъ два часа.

           

                                                    Входитъ хозяинъ, a въ рук? у него двустволка...

           

            Мы вс? затаили дыханіе, заинтересованные развязкой этой странной исторіи, какъ вдругъ мертвую паузу прор?залъ свистящій шопотъ экспансивнаго Вовы Туберкуленко:

            -- Вотъ въ этомъ м?ст? ты, глупый Магарычевъ, и перебилъ чтеніе!.. Видишь?

            Панасюкъ нахмурилъ свои бл?дныя брови и поднялся съ м?ста.

            -- Ну, господа, если вы каждую минуту будете перебивать меня, то тогда, конечно... я понимаю, что мн? нужно сд?лать: я больше не произнесу ни слова!

            -- Чортъ тебя потянулъ за языкъ, Туберкуленко! -- раздались возмущенные голоса. -- Сид?лъ бы и молчалъ!

            -- Да что же я, господа... Я только зам?тилъ Магарычеву, что онъ перебилъ насъ на этомъ самомъ м?ст?

            "Входитъ хозяинъ, a въ рук? у него двустволка"...

            -- Н?тъ, больше я говорить не буду, -- угрюмо про ворчалъ Панасюкъ. -- Что же это такое: м?шаютъ.

            -- Ну, Панасюкъ! Милый! Алмазный Панасюкъ. Даемъ теб? торжественное слово, что свиньи мы будемъ, базарные ослы будемъ, если скажемъ хоть словечко... Мертвецы! Склепы! Гробы!

            -- Такъ вотъ что я вамъ скажу, господа: если еще раздастся одно словечко или даже шопотъ -- ну, васъ! Ни звука отъ меня больше не добьетесь.

            -- Читай, драгоц?нное дитя. Декламируйте, талантливый Панасюкъ. Мы умираемъ отъ нетерп?нія.

         

      VI.

           

            И снова началъ Панасюкъ:

            -- Какъ я женился.

            Онъ благополучно прочелъ первые десять строкъ... Когда началъ одиннадцатую -- нахмурилъ предостерегающе брови и подозрительно погляд?лъ на Туберкуленку и Магарычева.

            Наконецъ, дошелъ до потрясающаго м?ста:

           

                           

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту