Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

30

25 коп?екъ пачка, a на прошлой нед?л? он? 23 стоили? Куда дв? коп?йки д?ла, признавайся". Право, иногда, глядя на него, просто зависть беретъ.

            -- Однако, онъ мн? н?сколько разъ подносилъ цв?ты... Вонъ и сейчасъ стоить букетъ -- б?лыя розы и мимоза -- чудесное сочетаніе.

            -- Знаю! Говорилъ онъ мн?. Розы четыре двадцать мимоза два сорокъ. Въ разныхъ магазинахъ покупалъ.

            -- Почему же въ разныхъ?

            -- Въ другомъ магазин? мимоза на четвертакъ дешевле. Да еще выторговалъ пятнадцать коп?екъ. О, это настоящій американецъ! Воротнички у него, наприм?ръ, гуттаперчевые. Каждый вечеръ резинкой чиститъ. Стану я, говоритъ, прачекъ обогащать. И в?рно -- съ какой стати? Иногда я гляжу на него и думаю: "вотъ это будетъ мужъ, вотъ это отецъ семейства!" Да... счастлива будетъ та д?вушка, которая...

            -- Постойте... Но, в?дь, онъ получаетъ большое жалованье! Зач?мъ же ему...

            -- Что? Быть такимъ экономнымъ? А вы думаете, пока онъ васъ не полюбилъ, ему женщины мало стоили?

            -- Ка-акъ? Неужели онъ платилъ женщинамъ? Какая гадость!

            -- Ничего не гадость. Челов?къ онъ молодой, сердце не камень, a женщины, вообще, Лидочка (простите, что я называю васъ Лидочкой), -- страшныя дуры.

            -- Ну, ужъ и дуры.

            -- Дуры! -- стукнулъ кулакомъ по столу разгорячившійся Максъ. -- Спрашивается: ч?мъ имъ Мастаковъ не мужчина? -- Такъ н?тъ! Всякая носъ воротитъ. Онъ, говоритъ она, неопрятный. У него всегда руки грязныя. Такъ что жъ, что грязныя? Велика важность! За то душа хорошая! За то челов?къ кристалльный! Эта вотъ, наприм?ръ, изволите знать?.. Марья Кондратьевна Ноздрякова -- изволите знать?

            -- Н?тъ, не знаю.

            -- Я тоже, положимъ, не знаю. Но это не важно. Такъ вотъ она вдругъ заявляетъ: "Никогда я больше не поц?лую вашего Мастакова -- противно". -- "Это по чему-же-съ, скажите на милость, противно? Кристалльная чудесная душа, a вы говорите -- противно?..." -- "Да и, говоритъ, сижу вчера около него, a у него по воротнику нас?комое ползетъ..." -- Сударыня! Да, в?дь, это случай! Можетъ, какъ-нибудь нечаянно съ кровати заползло", -- и слышать не хочетъ глупая баба!" У него, говоритъ, и шея грязная". Тоже подумаешь, несчастье, катастрофа! Вотъ, говорю, уговорю его сходить въ баню, помыться -- и все будетъ въ порядк?! "Н?тъ говоритъ! И за сто рублей его не поц?лую. За сто не поц?луешь, a за дв?сти, небось, поц?луешь. Вс? он? хороши, женщины ваши.

            -- Максъ... Все-таки, это непріятно, то, что вы говорите...

            -- Почему? А по моему, у Мастакова ярко выраженная индивидуальность... Протестъ какой-то красивый. Не хочу чистить ногти, не хочу быть какъ вс?. Анархистъ. Въ этомъ есть какой-то благородный протестъ.

            -- А я не зам?чала, чтобы у него были ногти грязные...

            -- Обкусываетъ. Вс? великіе люди обкусывали ногти. Наполеонъ тамъ, Спиноза, что ли. Я въ календар? читалъ.

            Максъ, взволнованный, помолчалъ.

            -- Н?тъ, Мастакова я люблю и глотку за него всякому готовъ перервать. Вы знаете, такого мужества, такого терп?ливаго перенесенія страданій я не встр?чалъ. Настоящій Муцій Сцевола, который руку на сковородк? изжарилъ.

            -- Страданіе? Разв? Мастаковъ страдаетъ? !

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту