Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

32

хот?лъ, чтобы твоя жена была исключеніемъ... Но -- увы! Исключенія попадаются только въ романахъ. Влюбится, братъ, она. Влюбится. Тутъ ужъ ничего не под?лаешь.

            -- Пожал?лъ бы ты ее, -- попросилъ я.

            Онъ пожалъ плечами.

            -- Зач?мъ? Отъ того, что я ее пожал?ю, чувства ея ко мн? не изм?нятся. Ахъ! Зач?мъ ты насъ познакомилъ, зач?мъ познакомилъ? ! Какое безуміе!

            -- Но, можетъ быть... Если вы не будете встр?чаться...

            -- Да в?дь она меня уже вид?ла?

            -- Вид?ла.

            -- Ну, такъ при чемъ тутъ не встр?чаться"?

            Лицо мое вытянулось.

            -- Д?йствительно... Втяпались мы въ исторію.

            -- Я жъ говорю теб?!

            Тяжелое молчаніе. Я тихо пролепеталъ

            -- Воздуходуевъ!

            -- Ну?

            -- Если не ее, то меня пожалуй.

            Въ глазахъ Воздуходуева сверкнулъ жестоюй огонекъ.

            -- Не пожал?ю. Пойми же ты, что я не господинъ, a рабъ своего обаянія, своего усп?ха. Это -- тяжелая ц?пь каторжника, и я долженъ влачить ее до самой смерти.

            -- Воздуходуевъ! Пожал?й!

            Въ голос? его сверкнулъ металлъ;

            -- Н-н?тъ!

            Въ комнату вошла молодая барышня, хрупкаго вида блондинка, съ разъ навсегда удивленными с?рыми глазами.

            -- Анна Лаврентьевна! -- всталъ ей на встр?чу Воздуходуевъ. -- Отчего вы не пришли ко мн??

            -- Я? Къ вамъ? Зач?мъ?

            -- Женщина не должна спрашивать: "зач?мъ?". Она должна идти къ мужчин? безъ силы и воли, будто спящая съ открытыми глазами, будто сомнамбула.

            -- Что вы такое говорите, право? Какъ такъ я пойду къ вамъ ни съ того, ни съ чего.

            -- Слаб?етъ, -- шепнулъ мн? Воздуходуевъ. -- Посл?днія усилія передъ сдачей.

            И отчеканилъ ей жесткимъ металлическимъ тономъ:

            -- Я живу: Старомосковская, 7. Завтра въ три четверти девятаго. Слышите?

            Анна Лаврентьевна бросила взглядъ на меня, на Воздуходуева, на вино, которое мы пили, пожала плечами и вышла изъ комнаты.

            -- Видалъ? -- нервно дернувъ уголкомъ рта, спросилъ Воздуходуевъ. -- Еще одна. И мн? жалко ее. Барышня, дочь хорошихъ родителей... А вотъ, поди жъ ты!

            -- Неужели придетъ? !

            -- Она-то? Поб?житъ. Сначала, конечно, борьба съ собой, колебанія, слезы, но, по м?р? приближенія назначеннаго часа -- роковыя для нея слова: "Воздуходуевъ, Старомосковская, 7м -- эти роковыя слова все громче и громче будутъ звучать въ душ? ея. Я вбилъ ихъ, вколотилъ въ ея душу -- и ничто, никакая сила не спасетъ эту д?вушку.

            -- Воздуходуевъ! Ты безжалостенъ.

            -- Что жъ д?лать. Мн? ее жаль, но... Я думаю, Господь Богъ сд?лалъ изъ меня какое-то орудіе наказанія и направляетъ это орудіе противъ вс?хъ женщинъ. (Онъ горько, надтреснуто засм?ялся). Аттила, бичъ Божій.

            -- Ты меня поражаешь! Въ чемъ же разгадка твоего такого страшнаго обаянія, такого жуткаго усп?ха у женщинъ?

            -- Отчасти, наружность, -- задумчиво прошепталъ онъ, поглаживая себя по впалой груди и похлопывая по острымъ кол?нямъ. -- Ну, лицо, конечно, взглядъ.

            -- У тебя синее лицо, -- зам?тилъ я съ отт?нкомъ почтительнаго удивленія.

            -- Да. Брюнетъ. Частое бритье. Иногда это даже надо?даетъ.

            -- Бритье?

            -- Женщины.

            --

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту