Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

33

Воздуходуевъ!.. Ну, не надо губить мою жену, ну, пожалуйста.

            -- Тссс! Не будемъ говорить объ этомъ. Мн? самому тяжело. Постой, я принесу изъ столовой другую бутылку. Эта суха, какъ блескъ моихъ глазъ.

            Сл?дующую бутылку пили молча. Я думалъ о своемъ неприв?тливомъ суровомъ будущемъ, о своей любимой жен?, которую долженъ потерять, -- и тоска щемила мое сердце.

            Воздуходуевъ, не произнося ни слова, только поглядывалъ на меня да потиралъ свой синій жесткій подбородокъ.

            -- Ахъ! -- вздохнулъ я, наконецъ. -- Если бы я пользовался такимъ усп?хомъ...

            Онъ странно погляд?лъ на меня. Лицо его все мрачн?ло и мрачн?ло -- съ каждымъ выпитымъ стаканомъ.

            -- Ты бы хот?лъ пользоваться такимъ же усп?хомъ?

            -- Ну, конечно!

            -- У женщинъ?

            -- Да.

            -- Не пожелалъ бы я теб? этого.

            -- Безпокойно?

            Онъ выпилъ залпомъ стаканъ вина, со стукомъ поставилъ его на столъ, придвинулся, положилъ голову ко мн? на грудь и, посл? тяжелой паузы, сказалъ совершенно неожиданно:

            -- Мой усп?хъ у женщинъ. Хоть бы одна собака посмотр?ла на меня! Хоть бы кухарка какая-нибудь подарила меня любовью... Сколько я получилъ отказовъ! Сколько выдержалъ насм?шекъ, изд?вательствъ... Били меня. Одной я этакъ-то сообщилъ свой адресъ, по обыкновенію гипнотизируя ее моимъ властнымъ тономъ, a она послушала меня, послушала, да -- хлопъ! А самъ я этакъ вотъ назначу часъ, дамъ адресъ и сижу дома, какъ дуракъ: a вдругъ, молъ, явится.

            -- Никто не является? -- сочувственно спросилъ я.

            -- Никто. Ни одна собака. В?дь я давеча при теб? бодрился, всякіе ужасы о себ? разсказывалъ, a в?дь мн? плакать хот?лось. Я в?дь и жен? твоей усп?лъ шепнуть роковымъ тономъ "Старомосковская, семь, жду въ десять". А она погляд?ла на меня, да и говорить: "Дуракъ вы, дуракъ, и уши холодныя". Почему уши холодныя? Не понимаю. Во всемъ этомъ есть какая-то загадка... И душа у меня хорошая, и, наружностью я не уродъ -- a вотъ, поди жъ ты! Не везетъ. Умомъ меня тоже Богъ не обид?лъ. Наоборотъ, н?которыя женщины находили меня даже изысканно-умнымъ, остроумнымъ. Одна баронесса говорила, что сложенъ я зам?чательно -- прямо хоть сейчасъ л?пи статую. Да что баронесса! Тутъ изъ за меня дв? графини перецарапались. Такъ одна все время говорила, что "вы, молъ, едва только прикоснетесь къ рук? -- я прямо умираю отъ какого-то жуткаго, жгучаго чувства страсти". А другая называла меня "барсомъ". Барсъ, говоритъ, ты этакій. Ей Богу. И какъ странно: только что я съ ней познакомился, адреса даже своего не далъ, a она сама вдругъ: "Я, говорить, къ вамъ прі?ду. Не гоните меня! Я буду вашей рабой, слугой, на кол?няхъ за вами поползу"... См?шныя он? вс?. Давеча и твоя жена "Отъ васъ, говорить, исходитъ какой-то токъ. У васъ глаза холодные, и это меня волнуетъ"...

            Посл? долгихъ усилій я уловилъ-таки взглядъ Воздуходуева. И снова читалось въ этомъ взгляд?, что Воздуходуевъ уже усталъ отъ этого головокружительнаго усп?ха, и что ему немного жаль взбалмошныхъ безвольныхъ, какъ мухи къ меду, льнущихъ къ нему женщинъ...

            Съ н?которыми людьми вино д?лаетъ чудеса.

           

         

      МАТЕРИНСТВО.

           

            Въ 4 года.

            Дв? крохотныхъ

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту