Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

35

           

            Въ 30 л?тъ.

            -- Сережа! Мн? еще 27 л?тъ, и у меня фигура, какъ у д?вушки... Подумай, что будетъ, если появится ребенокъ? Ты не знаешь, какъ д?ти портятъ фигуру...

            -- Странно... Раньше ты говорила, что не хочешь плодить нищихъ. Теперь, когда я богатъ...

            -- Сережа! Я для тебя же не хочу быть противной! Мн? двадцать седьмой годъ, и я... Сережа! Однимъ словомъ -- время еще не ушло!

            Святое материнство!

           

            Въ 48 л?тъ

            -- Докторъ! Помогите мн? -- я хочу им?ть ребенка!!! Понимаете? Безумно хочу.

            -- Сударыня. Въ этомъ можетъ помочь только мужъ и Богъ. Сколько вамъ л?тъ?

            -- Вамъ я скажу правду -- 46. Какъ вы думаете: въ этомъ возраст? можетъ что-нибудь родиться?

            -- Можетъ!

            -- Докторъ! Вы меня воскрешаете.

            -- У васъ можетъ, сударыня, родиться чудесная, здоровенькая, кр?пкая... внучка!..

           

         

      ПРОФЕСІОНАЛЪ.

           

            На скачкахъ или въ театр? -- это не важно -- бритый брюнетъ спросилъ бородатаго блондина:

            -- Видишь вотъ этого молодого челов?ка съ темными усиками, въ пенснэ?

            -- Вижу.

            -- Это Мушуаровъ.

            -- Ну?

            -- Мушуаровъ.

            Лошадь ли проб?жала мимо, или любимая актриса вышла на сцену -- не важно, но что-то, однимъ словомъ, отвлекло вниманіе друзей, и разговоръ о Мушуаров? прекратился.

            И только возвращаясь со скачекъ или изъ театра -- это не важно -- бородатый блондинъ спросилъ бритаго брюнета:

            -- Постой... Зач?мъ ты мн? давеча показалъ этого Мушуарова?

            -- А какъ же! Зам?чательный челов?къ.

            -- А я его нашелъ личностью совершенно незначительной. Что-жъ онъ, сыворотку противъ чумы открылъ, что-ли?

            -- Еще забавн?е. Пользуется безм?рнымъ, потрясающимъ усп?хомъ у женщинъ!

            -- Д?йствительно. При такой тусклой наружности -- это зам?чательно.

            -- Непостижимо.

            -- Загадочно.

            -- Таинственно.

            -- И ты не знаешь тайны этого безумнаго усп?ха?

            -- Совершенно недоум?ваю.

            А у Мушуарова, д?йствительно, была своя тайна. Скушавъ за своимъ одинокимъ столомъ супъ, котлеты и клюквенный кисель, Мушуаровъ съ зубочисткой въ л?вомъ углу рта, поднимается съ м?ста и -- сытый, отяжел?вшій -- л?ниво бредетъ въ кабинетъ; усаживается удобн?е въ кожаное кресло, поднимаетъ голову, будто что-то вспоминая (очевидно, номеръ одного изъ многихъ телефоновъ) и, наконецъ, нажавъ кнопку, ц?дитъ сквозь торчащую въ зубахъ зубочистку:

            -- Центральная? Дайте, барышня, 770 -- 17. Благодарю васъ.

            -- Кто говоритъ? -- доносится издалека св?жій женскій голосъ.

            -- Вы, Екатерина Николаевна? Здравствуйте, Екатерина Николаевна. Здравствуйте...

            Странно: въ голос? его звучитъ самая неподд?льная хватающая за душу печаль.

            -- Мушуаровъ? Здравствуйте. Что скажете?

            -- Что скажу? Скажу, что вы должны быть нынче вечеромъ у меня. Слышите? Я такъ хочу.

            -- Послушайте... Опять за старое? В?дь я вамъ уже сказала, что не люблю васъ, и, право, удивляюсь...

            -- Екатерина Николаевна, -- тихо, съ какой-то странной сдержанностью отчеканиваетъ Мушуаровъ. -- Конечно, всякій воленъ поступать, какъ ему заблагоразсудится,

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту