Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

37

            Горько см?ется Мушуаровъ.

            -- Ну, не будемъ объ этомъ говорить, Екатерина Николаевна. Довольно. У меня лежатъ дв? ваши книги. Мои родственники потомъ, конечно, не откажутся выдать ихъ вамъ... Что еще? Да! Я вамъ проигралъ на пари цв?ты, не усп?лъ послать -- извините меня... Прощайте, Екатерина Николаевна... Не поминайте лих...

            -- Постойте!!! Мушуаровъ!!! Ахъ, какъ вы меня мучаете...

            -- А вы думаете, мн? легко?

            -- Одну минутку!!! Чего вы отъ меня хотите?

            -- Я? Отъ васъ? Богъ съ вами. Ничего я отъ васъ не хочу. Да-а... А, въ сущности, какое это странное чувство... Черезъ пять-шесть минутъ...

            -- Постойте!!! В?дь вы просили, чтобы я къ вамъ...прі?хала?

            -- Екатерина Николаевна! Не будемъ говорить о томъ, что невозможно!

            -- Ну... a если бы, я... прі?хала?..

            -- Къ чему? Прі?дете, чтобы сказать, что вы ко мн? равнодушны? Н?тъ, зач?мъ же. Я насиловать вашу волю не хочу. Я не такой. Итакъ -- прощ...

            -- Одну минутку, сумасшедшій!!! Ну, a если мн? просто хочется васъ вид?ть -- можно къ вамъ прі?хать?

            -- Что жъ... прі?зжайте.

            -- И вы даете мн? слово, что до моего прі?зда... вы... не выкинете никакого... безумства...

            -- Ха! Ха! Вы хотите сд?лать осужденному маленькую отсрочку? Что-жъ... спасибо за милосердіе.

            -- Мушуаровъ, Мушуаровъ,.. Что вы со мной д?лаете!..

            Пауза.

            -- Мушуаровъ... Черезъ часъ я буду у васъ.

            -- Дворянская, второй домъ отъ угла, парадная дверь, третій этажъ, дверь нал?во. Я самъ вамъ открою.

            Гд?-то далеко отъ Дворянской (второй домъ отъ угла) мечется сердобольная женская душа; какъ подстр?ленная охотникомъ птица, мечется женщина, натыкаясь на стулья и двери, въ поискахъ шляпы, кофточки, боа... Нужно торопиться, потому что Богъ знаетъ, что можетъ произойти отъ ея промедленія на Дворянской, второй домъ отъ угла. А на Дворянской происходить вотъ что:

            -- Марья! -- кричитъ Мушуаровъ, поднимаясь съ кресла. -- Приготовь самоваръ, купи конфектъ, т?хъ, знаешь, что я давеча говорилъ, да грушъ купи, что-ли... яблокъ. А сама потомъ проваливай, куда хочешь.

            -- "Проваливай", -- ворчитъ, на кухн? обиженная Марья. -- Самъ бы ты лучше провалился. И в?дь поди-жъ ты, -- мозглякъ, кажется, такой, что и гляд?ть не на что. А баба къ нему прямо ст?ной идетъ. Слово онъ такое знаетъ, что ли, али что?..

            У Мушуарова впереди еще часъ. Д?лать нечего, a настроеніе хорошее. Надо дать исходъ живымъ силамъ, буйно бродящимъ внутри.

            -- Марья-а-а!

            -- Чего кричите? Тутъ я.

            -- Дай мн? рубашку.

            -- Уходить думаете?

            -- Не твое д?ло. Постой... Какую же ты мн? рубашку даешь... ночную? Дура! мн? нужно съ твердыми манжетами.

            -- Вотъ извольте. Чистенькая.

            -- Безтолочь! Ты мн? грязную дай. Которую я давеча над?валъ.

            -- Эва! Да в?дь она грязная.

            -- Ой! Что это за женщина! Она меня въ могилу сведетъ. Если ты такъ глупа, то исполняй мои приказанія буквально! Возьми изъ грязнаго б?лья ту сорочку, которую я снялъ вчера, и принеси мн?. Поняла? На одну минуту! Потомъ унеси. Поняла?

            Со вздохомъ бредетъ Марья на кухню. Приноситъ сорочку.

     

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту