Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

42

за интимнымъ разговоромъ Мохнатыхъ съ Вострозубовымъ.

            Подошелъ къ нему, обнялъ дружески за талію и шепнулъ:

            -- Ну, что, легче теперь? Н?ту больше гр?ховъ?

            Тоскливо погляд?лъ на него Мохнатыхъ.

            -- Н?ту гр?ховъ? Это у меня-то? Да меня за мой посл?дній гр?хъ пов?сить мало! Братцы! Вяжите меня! Плюйте на меня! Я чужую жену соблазнилъ!

            -- Какая мерзость! -- ахнулъ Полянскій, съ презр?ніемъ глядя на Мохнатыхъ. -- Хорошенькая?

            -- Красавица прямо. Молоденькая, стройная, руки, какъ атласъ и ц?луется такъ, что...

            -- Мохнатыхъ! -- сурово вскричалъ Полянскій, -- не говори гадостей. И теб? не стыдно? Неужели, ты не подумалъ о муж?, объ этомъ челов?к?, котораго ты такъ безчелов?чно обокралъ?!.

            -- Жалко мн? его было, -- виновато пролепеталъ Мохнатыхъ, опустивъ гр?шную голову. -- Да что же д?лать, братцы, если она такая... зам?чательная...

            -- Зам?чательная? ! А святость семейнаго очага? ! А устои? Говори, какъ ее зовутъ.

            -- Да зач?мъ теб? это... Удобно ли?

            -- Говори, развратникъ! Скажи намъ ея имя, чтобы мы молились за нее въ сердц? своемъ, молились, чтобы облегчить ея и твой гр?хъ... Слышишь? Говори!

            -- Раба Божія Наталья ее зовутъ, -- тихо прошепталъ убитый Мохнатыхъ.

            -- Наталья? Богъ тебя накажетъ за эту Наталью, Мохнатыхъ. А по отчеству?

            -- Раба Божія Михайловна.

            -- Михайловна? Какой позоръ... Не спрашиваю ея фамиліи, потому что не хочу срывать покрывала съ тайны этой несчастной женщины... Но спрошу только одно: неужели у тебя хватало духу бывать у нихъ дома, гляд?ть въ глаза ея мужу?!

            -- Н?тъ... Я больше по телефону... Уславливался...

            -- Еще хуже!! Неужели, раскаяніе не глодало тебя?! Неужели, этотъ номеръ телефона, ужасный преступный номеръ -- не вр?зался въ твою душу огненными знаками?! Не вр?зался? Говори: не вр?зался?

            -- Вр?зался, -- раскачивая головой, въ порыв? безысходнаго горя, прошепталъ Мохнатыхъ.

            -- Ты долженъ забыть его! Слышишь? То, что ты д?лалъ -- подло! 27--18?

            -- Что, номеръ? Н?тъ... Хуже! Больше!

            -- Еще хуже? Еще больше? Какой же?

            -- 347--92.

            -- Ага... Наталья Михайловна... Такъ-съ. Какъ же ты подошелъ къ ней? Какимъ подлымъ образомъ соблазнилъ эту несчастную?..

            -- А я просто узналъ, что за ней ухаживалъ См?лковъ. Встр?тилъ ее да и разсказалъ, что См?лковъ всюду хвастается поб?дой надъ ней. Выдумалъ. Ничего См?лковъ даже и не разсказывалъ... А она возмутилась, прогнала См?лкова... Я и сталъ тутъ ут?шать ее, сочувствовать.

            -- Трижды подло, -- разс?янно зам?тилъ Полянскій, описывая что-то карандашомъ на обрывк? конверта.

            -- Вс? гр?хи? -- спросилъ Крутоновъ, разливая въ стаканы остатки восьмой бутылки и набивая ротъ куличемъ. -- Во всемъ признался?

            -- Кажется, во всемъ.

            -- Ну, вотъ видишь. Легче теперь?

            -- Кажется, легче.

            -- Ну, вотъ видишь! Говорилъ я, что мы тебя облегчимъ... И облегчимъ!

            -- Конечно, облегчимъ, -- серьезно и строго подтвердилъ Вострозубовъ.

            -- Камень съ души снимемъ, -- пооб?щалъ Полянскій.

            -- Вс? камни снимемъ! Камня на камн? отъ твоихъ гр?ховъ не останется.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту