Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

47

онъ.

            -- Вода? Страшно ядовитая. На одинъ кубическій сантиметръ воды четыре милліарда бактерій. Ежели нападутъ вс? вм?ст?, челов?ка растерзать могутъ.

            -- Такъ, такъ. А эта штучка тамъ торчитъ -- что это такое?

            -- Гд??

            -- Вотъ эта. Кривая какая-то.

            -- Это -- Троицкій мостъ! (Мы стояли отъ него въ ста шагахъ). Хорошая "штучка"!.. Одна постройка обошлась полтораста милл... (все равно!) милліардовъ.

            -- Все-таки, онъ металлическій?

            -- А вы какой же хот?ли?

            -- Да н?тъ, я такъ. Мн? все равно. Металлическій такъ металлическій.

            Я призадумался.

            -- Когда кессоны устанавливали, -- около трехъ тысячъ народу погибло. Это былъ единственный разъ, когда онъ изм?нилъ себ?, зам?тивъ:

            -- Ну, на такой большой мостъ неудивительно, -- что столько народу пошло.

            Я сразу погасъ, потухъ, обезсил?лъ и побрелъ, еле перебирая ногами и неохотно влача Сельдяева за руку.

            Были впереди еще -- музеи, памятники, вся красота и мощь Петрограда. Но -- что это все Сельдяеву? Я р?шилъ не церемониться съ нимъ.

         

      * * *

           

            Мы шли по какой-то неизв?стной мн? узкой улиц?; я указалъ на с?рый двухэтажный домъ и значительно сказалъ:

            -- Самый знаменитый домъ въ Петроград?

            -- А что?

            -- Зд?сь Пушкинъ написалъ своего "Евгенія Он?гина".

            -- Пушкинъ? -- переспросилъ Сельдяевъ. -- Александръ Серг?евичъ?

            -- Да.

            -- Онъ тутъ что же... всегда жилъ или такъ только... Для "Он?гина" поселился?

            -- Спеціально для "Он?гина". Заплатилъ за квартиру двадцать тысячъ.

            Печать холоднаго равнодушія лежала на каменномъ лиц? Сельдяева.

            -- Вы что же думаете, -- сурово спросилъ я -- Что прежнія 20 тысячъ все равно, что теперешнія? Теперь это нужно считать въ 50 тысячъ!

            -- Гм... да! А онъ за "Он?гина"-то много получилъ?

            Я бухнулъ:

            -- Около трехсотъ тысячъ.

            -- Ну, тогда, значитъ, -- разсудительно зам?тилъ Сельдяевъ, -- ему можно было за квартиру такія деньги платить.

            Мы, молча зашагали дальше.

            -- А вотъ этотъ домъ -- видите? Тутъ н?сколько л?тъ тому назадъ произошла страшная драма: одинъ молодой челов?къ выр?залъ обитателей четырехъ квартиръ.

            -- Это сколько-жъ народу?

            -- Да около такъ... пятидесяти челов?къ.

            Онъ осмотр?лъ фасадъ и спросилъ:

            -- Въ одинъ день?

            -- А то какъ же?

            -- Этакъ, пожалуй, и не усп?ешь, если безъ помощниковъ. За что же онъ ихъ?

            -- Изъ мести. Они съ?ли его любимую нев?сту.

            Сельдяевъ качнулъ головой.

            -- Людо?ды, что ли?

            -- Н?тъ!! -- отр?залъ я, дрожа отъ негодованія. -- Это былъ такой клубъ, гд? ради забавы каждый день ?ли по челов?ку. И полиція молчала, потому что ей платили около трехъ милліоновъ въ годъ.

            -- Рублей?

            -- Н?тъ, фунтовъ стерлинговъ!!! Въ фунт? -- 9 рублей 60 коп?екъ.

            -- Англійскіе фунты?

            -- Да! Да!

            Онъ улыбнулся краешкомъ рта.

            -- Гмъ! Просв?щенные мореплаватели...

         

      * * *

           

            -- Стойте! Вотъ домъ, который васъ позабавитъ. Зд?сь пом?щается питомникъ полицейскихъ собакъ. Есть тутъ одна собака Фрицъ, которая

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту