Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

51

же мн? д?лать, дорогой, Василій Николаевичъ?.. Посов?туйте. Бросьте этотъ сухой офиціальный тонъ, такъ гармонирующій съ д?ловой суетой, мраморными колоннами и щелканьемъ счетовъ. Посмотрите на меня ласково, в?дь вы же челов?къ и я челов?къ... Неужели, зав?тъ Христа, что вс? люди -- братья... Эхъ, Господи! Солнца бы сюда побольше! Ласки побольше.

            Служащій потеръ горячую голову и пролепеталъ, обезсил?нный:

            -- Пойдите, попросите директора. Если онъ согласится...

            -- Спасибо, Василій Николаевичъ. Вотъ это челов?ческое отношеніе! Куда идти-то? Направо?

         

      * * *

           

            Войдя въ кабинетъ директора, убранный со строгой, чисто д?ловой роскошью, Тимофей Николаевичъ пріостановился у письменнаго стола и огляд?лся:

            -- Какое у васъ тутъ строгое настроеніе. Воображаю, какъ бы на меня посмотр?ли, если бы я въ этой обстановк? затанцовалъ гопака... Страшно у васъ тутъ, холодно. А я къ вамъ, Яковъ Матв?еичъ, по д?лу. Я уже узналъ, какъ васъ зовутъ -- не удивляйтесь. А моя фамилія Двоеруковъ, Тимофей Николаичъ. Душевно радъ. Работаете все, хлопочете? Солидное у васъ учрежденіе, богатое. Женаты?

            -- Ч?мъ могу служить? -- съ н?которымъ изумленіемъ спросилъ директоръ. -- Мн? доложили, что вы по д?лу.

            -- Конечно, конечно. "Д?ла, д?ла", какъ сказалъ какой-то поэтъ. Слушайте: одинъ вашъ служащій меня прямо см?шитъ. Такой см?шной.

            -- Не знаю, кто такъ вамъ см?шонъ?.. Служащіе у насъ хорошо воспитаны, в?жливы...

            -- Эхъ, милый Яковъ Матв?ичъ! Да отъ ихней в?жливости-то ледкомъ несетъ, холодомъ ледовитымъ! Ты мн? ласку дай, a не в?жливость! Ты психологомъ будь! Гляди на челов?ка и разсуждай: "Жуликъ онъ или н?тъ?" А онъ такъ безо всякаго разсужденія, какъ машина, прямо р?жетъ: "не могу дать деньги по переводу безъ вашего паспорта! Правило такое"! А если я забылъ паспортъ! А если его у меня украли. Эхъ, Яковъ Матв?ичъ! У банка вонъ оборотъ (я давеча на ст?нк? читалъ) ежегодно 240 миллюновъ! А банкъ 125 рублей боится дать. Ну, предположимъ даже, что я жуликъ! Предположимъ...

            -- Простите... Мы не можемъ нарушать правила...

            -- Вотъ-съ! Вотъ-съ я васъ уже и поймалъ, многоуважаемый, достойн?йшій Яковъ Матв?ичъ!.. Да в?дь я же исключеніе! Поймите вы -- я исключеніе на двухъ ногахъ!

            Директоръ тыльною частью руки вытеръ потъ со лба и в?жливо сказалъ:

            -- Но поймите, что разъ бываютъ злоупотребленія...

            -- Хорошо-съ! Понимаю! Но поглядите на меня! Вдумайтесь въ меня. Вотъ я встану въ профиль, анфасъ. Что вы видите? Отрытое, простодушное лицо, платье отъ недурного портного, брилліантъ на пальц? -- настоящій, ей Богу. А тонъ? Тона в?дь не подд?лаешь. И при этомъ -- только 125 рублей. Ну, какой бы, даже самый глупый, жуликъ подд?лывалъ, воровалъ чекъ на 125 рублей? Да согласитесь вы, достойн?йшій Яковъ Матв?ичъ...

            -- Хорошо, -- съ легкимъ стономъ согласился директоръ. -- Я распоряжусь. Вамъ выдадутъ.

            Онъ позвонилъ.

         

      * * *

           

            Получивъ деньги, Тимофей Николаевичъ пожалъ Василію Николаевичу руку и прив?тливо сказалъ:

            -- Такъ если надумаете когда вечеромъ -- милости просимъ. Вотъ вамъ карточка съ адресомъ. А если и Яковъ Матв?ичъ

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту