Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

55

  -- Не дамъ.

            -- Ну, пять!

            -- Н?тъ.

            -- Что жъ... и рубля жалко? В?дь салфетка новехонькая. Ее только ежели выстирать...

            -- Рубль я дамъ. Но только салфетку забирайте. Не нужно.

            -- Вотъ за это мерси! И сахарокъ я ужъ возьму. А спички и билетъ -- ваши. Будемъ считать спички по двугривенному, a билетъ за шестьдесятъ.

            Когда онъ уходилъ, я вышелъ его провожать.

            -- О, не затрудняйтесь, -- замахалъ онъ руками.

            -- Н?тъ, почему же. Тутъ, кстати, виситъ мое пальто,

            -- Что жъ изъ этого сл?дуетъ? -- прищурился онъ.

            -- Да то, что я слишкомъ скроменъ для всего этого.

            -- Чеховіанцемъ вы можете быть, a аверченковіанцемъ вамъ д?латься не сл?дуетъ.

            -- Подождемъ! -- загадочно сказалъ онъ, уходя.

            И неизв?стно было, чего онъ хот?лъ ждать: того ли, чтобы я сд?лался изв?стнымъ, того ли, чтобы прислуга когда-нибудь оставила парадную дверь открытой?

            Б?дный Чеховъ! Десять л?тъ тому назадъ тебя привезли въ вагон? для устрицъ, и нын?шніе "юбилейные" дни проходить подъ т?мъ же нел?пымъ знакомъ нел?пой устрицы.

           

         

      САМОНОВ?ЙШІЯ ВОСПОМИНАНІЯ О ЧЕХОВ?.

      I. Писатель Деревянкинъ въ гостяхъ у Чехова.

            -- Скажите, Антонъ Петровичъ сейчасъ дома? Павловичъ? Почему же Павловичъ? Отца Павломъ звали? Ну, это еще не доказательство.

            Вы говорите, н?тъ дома? А чей же это профиль я вижу тамъ, надъ письменнымъ столомъ? Стыдно врать, д?вушка. Такая молодая и уже врешь. Скажу твоему барину, онъ тебя и прогонитъ

            Что? Н?тъ, я прямо къ нему въ кабинетъ пройду. Что? Ничего... Какъ писатель къ писателю. Это въ нашей сред? допускается.

            -- Здравствуйте, коллега. Что? Конечно, коллега. Вы пишете и я пишу. Пом?шалъ? Пишете? Ну, ничего. Отдохнете. Вамъ же и полезно -- вонъ вс? говорятъ, что у васъ чахотка. Молоко нужно пить, капусту ?сть, сало, гулять больше. А работа не уйдетъ. Посидимъ, поболтаемъ... Ну, разскажите что нибудь о себ?... Голова болитъ? Это отъ работы.

            Хотя, в?дь, эти штучки, что вы пишете, он? не должны утомлять. Чикъ-чикъ, и готово!

            Вотъ Достоевскій писалъ, это я понимаю. Не вертопрахъ былъ. Сто печатныхъ листовъ, полтораста.

            Послушайте, Антоша... (вы позволите мн? васъ такъ называть?) Почему бы вамъ не написать большую вещь какую-нибудь... Романъ, что ли. А то такъ -- что же...

            В?дь, финзіономіи не видно! Пишетъ, пишетъ челов?къ a физіономіи и н?тъ.

            Конечно, я понимаю, разсказъ писать легче, ч?мъ романъ. Но, милый мой! Нужно же идти впередъ.

            Да! Былъ со мной вчера случай -- совс?мъ тема для вашего разсказа. Вы эти штуки хорошо д?лаете. Вотъ -- изобразите: ?ду я вчера на извозчик?, вдругъ в?теръ шляпу съ головы -- хлопъ! А на земл? лужи посл? дождя. Шляпа прямо въ лужу. Я погнался за шляпой, да ногой въ лужу -- хлопъ! Въ это время одна барыня и проходи мимо. Я ее грязью изъ лужи -- хлопъ! Все платье! Ахнула она, схватилась за голову и выпустила изъ рукъ веревочку, на которой вела собаку!.. Собака удирать, барыня оретъ, я чищу шляпу -- шумъ, гамъ. У васъ это хорошо выйдетъ.

            Что? Почему нельзя курить? Не переносите? Ахъ, да... Простите. И забылъ совс?мъ, что туберкуленокъ

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту