Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

56

не любитъ дыму. Ну, сейчасъ брошу. Докурю и брошу. Что? Жалко же такъ бросать.

            Чуть не забылъ! Просьба у меня къ вамъ. Подарите мн? свою карточку съ надписью. А я вамъ свою. Я, впрочемъ, ужъ приготовилъ: "П?вцу сумерекъ отъ п?вца яркаго солнечнаго св?та и красивой жизни, Чехову -- Деревянкинъ". Вы зам?чаете эпическую простоту посл?днихъ словъ.

            Кто такой Чеховъ? Не нужно объяснять -- вс? знаютъ. Кто такой Деревянкинъ? Не нужно объяснять -- вс? знаютъ.

            А вы напишите такъ на карточки: "П?вцу яркаго солнечнаго св?та и красивой жизни -- отъ п?вца сумерекъ. Деревянкину -- Чеховъ". Понимаете? Наоборотъ.

            Неудобно? Почему неудобно? Странно... Если я сд?лалъ такую подпись, почему же вамъ неудобно? Что? Какъ же вы не п?вецъ сумерекъ? Васъ такъ и критика называетъ. Пишите, пишите. Вотъ вамъ перо.

            Что это вы виски трете? Голова болитъ? Я вамъ надо?лъ, нав?рно, своей болтовней? Н?тъ? Ну, спасибо. Что? Посид?ть еще пять минутъ? Посижу, посижу.

            Ну, что бы вамъ еще такое разсказать? Кстати! Тема у меня есть для васъ... я вамъ дамъ только канву, a ужъ вы тамъ... размажете пофигурист?е. У моего знакомаго Булкина есть дв? дочки... И появляется на горизонт? молодой челов?къ Островерховъ! Понимаете? Ну, влюбляются... А Островерховъ въ это время къ какой-то вдов?-купчих? сталъ захаживать... Но та на него -- нуль вниманія, пудъ презр?нія -- спитъ и видитъ, какъ бы ей познакомиться съ баритономъ Драбантовымъ. И ч?мъ же, вы думаете, это кончилось, -- обобралъ ее Драбантовъ и бросилъ! Каково? Вотъ вамъ и сумерки русской жизни. Какъ разъ для васъ... Вы ужъ эту коллизію распутайте сами. Что? Ахъ, я и за былъ, что нельзя куритъ... Совершенно машинально. Что? Гд? плакатъ? Ахъ, да, да. "Просятъ не курить". Ну, не буду. Докурю и брошу.

            А анафемская эта штука -- туберкулезъ. У насъ одинъ учитель чистописанія... Куда же вы? Послушайте!..

            Ушелъ... Вотъ оригиналъ-то. В?чныя причуды у этихъ "именъ". Слушай, Глаша! Какъ? Катя? Все равно. Послушай, Кэтти, куда это уб?жалъ твой баринъ? Это, знаешь ли, не совс?мъ гостепріим... Наверхъ? А что тамъ у него наверху? Просто комната? Ага... Ну, тогда, значитъ, можно. Пойдемъ въ просто комнату...

            -- Антонеско! Зд?сь вы? Ишь ты куда забрался... Что это вы удрали такъ сразу? Ну, да ничего, ничего. Какія тамъ между коллегами церемоніи... Вы полежите, a я около васъ посижу... Поболтаемъ... Скажите, что такое вышло съ вашей "Чайкой?" Говорятъ, прежестоко провалилась... Что? Почему не пріятно вспоминать? Наплюйте! Вонъ, когда у меня провалились въ Останкин? "Зовы женскаго сердца" -- что-жъ, я страдалъ или н?тъ? Н?тъ! Пошелъ посл? спектакля и такъ нализался съ комикомъ Горшокъ-Ухватовымъ, что до сихъ поръ на ше? два шрама... Водевиль мой: "Ахъ, ахъ, Матреша, что же это такое?" -- такъ освистали, что до сихъ поръ въ ушахъ шумъ... Н?тъ, пьесы это -- чепуха! Нужно романъ писать..

            Что? Голова болитъ? Я вамъ еще не надо?лъ своей. болтовней? А? Что? Почему же вы молчите? Послушайте! Я спрашиваю; a вамъ еще не надо?лъ своей болтовней? Н?тъ? Ну ладно. Посид?ть еще дв? минуты, вы говорите? Ну, посижу.

            Ахъ, да! Еще одна тема у меня для васъ есть.. Что? И тутъ нельзя курить?

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту