Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

65

печали и жалости къ самому себ?, и рояль рокочетъ басовыми нотами у верхнихъ квартирантовъ, и неизв?стные мн? люди за окномъ переговариваются о далекихъ мн? д?лахъ и интересахъ...

            Вс? бросили меня, б?днаго, никому я не нуженъ, вс?ми забытъ... Плакать хочется.

            Даже горничная ушла куда-то. Нав?рное, подумала брошу-ка я своего барина; на что онъ мн?, -- у меня есть свои интересы, a мн? до барина н?тъ никакого д?ла. Пусть себ? сидитъ на диван?, какъ сычъ.

            Боже жъ ты мой, какъ то диво, какъ обидно!

            Въ передней звонокъ.

            О счастье! Неужели обо мн? кто-нибудь вспомнилъ? Неужели я еще не старая кляча, вс?ми позабытая и оставленная.

            Незнакомая барыня въ лиловой шляпк? входить въ мой кабинетъ, садится на стулъ, долго осматриваетъ меня при св?т? зажженныхъ мною лампъ.

            -- Вотъ вы какой! -- говоритъ она внимательно меня оглядывая. -- Какъ странно: читаю васъ н?сколько л?тъ, a вижу въ первый разъ.

            Бодрое настроеніе возвращается ко мн? (я не за бытъ!).

            -- Читаете н?сколько л?тъ, a видите въ первый разъ? Печально, если бы было наоборотъ, -- усм?хаюсь я.

            -- Вы и въ жизни такой же веселый, какъ въ вашихъ разсказахъ?

            -- А разв? мои разсказы веселые?

            -- Помилуйте! Иногда читая ихъ, просто, какъ сумасшедшая, см?ешься.

            -- Вотъ не думалъ. Когда я пишу свои разсказы я не подозр?ваю, что они могутъ разсм?шить.

            -- Еще какъ! Вы знаете, почему я пришла къ вамъ? Я пришла поблагодарить васъ за хорошія минуты, которыя вы доставили мн? своими разсказами. Ахъ, вы такъ чудно, такъ чудно пишете...

            Почему-то д?лается жаль уплывшихъ сумерекъ, гулкихъ шаговъ и голосовъ нев?домыхъ п?шеходовъ и рояля, который тоже притихъ, будто сообразивъ, что онъ уже не въ тон? сумерекъ и голосовъ за окномъ.

            -- Н?которые ваши разсказы я прямо наизусть знаю...

            -- Вы, право, избалуете меня... Ну, какой же разсказъ запомнился вамъ?

            -- Я какъ-то не запоминаю заглавій. Однимъ словомъ, о чиновник?, который хот?лъ учиться кататься на лошади, a потомъ упалъ съ нея и его родственники см?ялись надъ нимъ и нев?ста тоже... отказалась выйти за него замужъ.

            -- Позвольте, сударыня... Да у меня н?тъ такого разсказа.

            -- Быть не можетъ!

            -- Ув?ряю васъ.

            -- Значить, я что-нибудь спутала. Ахъ, я, знаете, такая разс?янная! Совс?мъ, какъ та старушка въ вашемъ разсказ?, которая забыла над?ть юбку, да такъ и пошла по улиц? безъ юбки. Я страшно см?ялась, когда читала этотъ разсказъ.

            -- Сударыня! У меня и такого разсказа н?тъ!

            -- Вы меня прямо удивляете! Какіе же у васъ разсказы есть, если того н?тъ, этого н?тъ!.. Ну, есть у васъ такой разсказъ, какъ еврейка выколола въ шутку сыну глазъ, a потомъ повезла его къ зубному доктору.

            -- Въ род? этого: она не выколола сыну глазъ, a просто у него забол?лъ глазъ; б?дная мать въ суматох? схватила не того ребенка, завернула его въ платокъ и повезла на посл?днія деньги въ другой городъ къ доктору, у котораго эта роковая для матери ошибка и обнаружилась.

            -- Ну, да, что-то въ род? этого. Мы съ сестрой такъ см?ялись

            -- Простите, но этотъ разсказъ не см?шной; это очень печальная

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту