Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

72

воруете вс? незр?лые, a какіе-же мн? останутся? Если еще разъ увижу около баштана -- лучше бы теб? и на св?тъ не родиться.

            Онъ исчезъ, a я посл? этого н?сколько дней ходилъ по улиц? съ чувствомъ безоружнаго охотника, бредущаго по тигровой тропинк? и ожидающаго, что вотъ-вотъ зашевелится тростникъ, и огромное, полосатое т?ло мягко и тяжело мелькнетъ въ воздух?.

            Страшно жить на св?т? маленькому челов?ку.

         

      * * *

           

            Страшн?е всего было, когда Аптекар?нокъ приходилъ купаться на камни въ Хрустальную бухту.

            Ходилъ онъ всегда одинъ, несмотря на то, что вс? окружающіе мальчики ненавид?ли его и желали ему зла.

            Когда онъ появлялся на камняхъ, перепрыгивая со скалы на скалу, какъ жилистый поджарый волченокъ, вс? невольно притихали и принимали самый невинный видъ, чтобы не вызвать какимъ-нибудь неосторожнымъ жестомъ или словомъ его суроваго вниманія.

            А онъ въ три-четыре методическихъ движенія сбрасывалъ блузу, зац?пивъ на ходу и фуражку, потомъ штаны, стянувъ заодно съ ними и ботинки и уже красовался передъ нами, четко вырисовываясь смуглымъ, изящнымъ т?ломъ спортсмэна на фон? южнаго неба. Хлопалъ себя по груди и если былъ въ хорошемъ настроеніи, то, огляд?въ взрослаго мужчину, затесавшагося какимъ-нибудь образомъ въ нашу д?тскую компанію, говорилъ тономъ приказанія:

            -- Братцы! А ну, покажемъ ему "рака".

            Въ этотъ моментъ вся наша ненависть къ нему пропадала -- такъ хорошо проклятый Аптекар?нокъ ум?лъ д?лать "рака".

            Столпившіяся, темныя, поросшія водорослями, скалы образовывали небольшое пространство воды, глубокое какъ колодезь... И вотъ вся д?твора, сгрудившись у самой высокой скалы, вдругъ начинала съ интересомъ гляд?ть внизъ, охая и по-театральному всплескивая руками:

            -- Ракъ! Ракъ!

            -- Смотри, ракъ! Чортъ знаетъ, какой огромадный! Ну, и штука же!

            -- Вотъ такъ рачище!.. Гляди, гляди -- аршина полтора будетъ.

            Мужичище -- какой-нибудь булочникъ при пекарн? или грузчикъ въ гавани, -- конечно, заинтересовывался такимъ чудомъ морского дна и неосторожно приближался къ краю скалы, заглядывая въ таинственную глубь "колодца".

            А Аптекар?нокъ, стоявшій на другой, противоположной скал?, вдругъ отд?лялся отъ нея, взлеталъ аршина на два вверхъ, сворачивался въ воздух? въ плотный комокъ -- спрятавъ голову въ кол?ни, обвивъ плотно руками ноги -- и, будто повис?въ въ воздух? на полсекунды, обрушивался въ самый центръ "колодца".

            Ц?лый фонтанъ, -- н?что въ род? смерча -- взвивался кверху, и вс? скалы сверху донизу заливались кипящими потоками воды.

            Вся штука заключалась въ томъ, что мы, мальчишки, были голые, a мужикъ -- од?тый и посл? "рака" начиналъ напоминать вытащеннаго изъ воды утопленника. Какъ не разбивался Аптекар?нокъ въ этомъ узкомъ скалистомъ колодц?, какъ онъ ухитрялся поднырнуть въ какія-то подводныя ворота и выплыть на широкую гладь бухты -- мы совершенно недоум?вали, Зам?чено было только, что посл? "рака" Аптекар?нокъ становился добр?е къ намъ, не билъ насъ и не завязывалъ на мокрыхъ рубашкахъ "сухарей", которые приходилось потомъ грызть зубами, дрожа голымъ т?ломъ отъ св?жаго морского в?терка.

         

      * * *

 

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту