Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы

74

д?тскому уху тонъ прозвучалъ въ словахъ этого бл?днаго, заросшаго бородой раненаго

            Я съ недоум?ніемъ погляд?лъ на него и спросилъ

            -- Вы это мн??

            -- Такъ-то, не узнавать старыхъ друзей? Погоди попадешься ты на нашей улиц?, -- узнаешь, что такое Ванька Аптекар?нокъ.

            -- Аптекаревъ?!

            Страшный Мальчикъ лежалъ передо мной, слабо и ласково улыбаясь мн?.

            Д?тскій страхъ передъ нимъ на секунду выросъ во мн? и заставилъ и меня и его (потомъ, когда я ему признался въ этомъ) разсм?яться.

            -- Милый Аптекар?нокъ? Офицеръ?

            -- Да.

            -- Раненъ?

            -- Да. (И, въ свою очередь): Писатель?

            -- Да.

            -- Не раненъ?

            -- Н?тъ.

            -- То-то. А помнишь, какъ я при теб? Сашку Ганнибоцера вздулъ?

            -- Еще бы. А за что ты тогда "до меня добирался"?

            -- А за арбузы съ баштана. Вы ихъ воровали и это было нехорошо.

            -- Почему?

            -- Потому что мн? самому хот?лось воровать.

            -- Правильно. А страшная у тебя была рука, н?что въ род? жел?знаго молотка. Воображаю, какая она теперь...

            -- Да, братъ, -- усм?хнулся онъ. -- И вообразить не можешь.

            -- А что?

            -- Да вотъ, гляди.

            И показалъ изъ-подъ од?яла короткій обрубокъ.

            -- Гд? это тебя такъ?

            -- Батарею брали. Ихъ было челов?къ пятьдесятъ. А насъ, этого... Меньше.

            Я вспомнилъ какъ онъ съ опущенной головой и закинутой назадъ рукой, сл?по бросался на пятерыхъ, -- и промолчалъ.

            Б?дный Страшный Мальчикъ!

         

      * * *

           

            Когда я уходилъ, онъ, пригнувъ мою голову къ своей, поц?ловалъ меня и шепнулъ на ухо:

            -- За к?мъ теперь стрядаешь?

            И такая жалость по ушедшемъ сладкомъ д?тств?, по книжк? "Родное Слово" Ушинскаго, по "большой перем?н?" въ саду подъ акаціями, по украденнымъ пучкамъ сирени, -- такая жалость затопила наши души, что мы чуть не заплакали.

 

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту