Аркадий Тимофеевич Аверченко
(1881—1925)

Рассказы
Главная arrow Борьба за смену

Борьба за смену

Мученик науки

  
   Провинциальные губернаторы предписали местной полиции следить за внешкольным поведением учащихся.
   Когда околоточный входил в комнату, шашка его зацепилась за ручку двери.
   Отцепить старались: он сам, Мишка, Мишкин отец и горничная. Все были смущены, и околоточный больше всех.
   Он потер красные большие руки, для чего-то надул щеки и, с деланной развязанностью, сказал:
   -- Ну, как сынок ваш?
   --Ничего, здоров, благодарю вас. Мишка! Оставь нос -- по рукам получишь.
   Постояли все, помолчали.
   -- Погодка-то нынече, а?
   -- Да.
   Околоточный подошел к стене и с нескрываемым интересом стал рассматривать картину, изображавшую "Бабушкины сказки".
   -- Вы бы присели!
   -- Благодарю вас. Прекрасная картина!
   -- Да.
   Околоточный сел и опять потер руки.
   -- Ну, как дела, молодой человек?
   Царапая ногтем спинку кресла, Мишка застенчиво ответил:
   -- Благодарю вас. Ничего.
   Околоточный подергал головой, вскочил с кресла и опять подошел к картине.
   -- Масляными красками?
   -- Нет премия к "Ниве".
   -- Ага. Так-так. Хороший журнальчик.
   -- Да.
   -- Престранная вещь у нас вчера в участке случилась: привели какого-то пьяного, а он по-русски ни слова!
   -- Подожди ж ты! Иностранец, значит, -- догадалась мать. -- Мишка! По рукам получишь!
   -- Вы, молодой человек, тово... маменьку слушайтесь. Они вас кормят.
   Мишка в паническом ужасе посмотрел на околоточного и прошелестел:
   -- Я... слушаюсь.
   -- Эти картины вообще вещь превосходная. Заплатил семь рублей в год -- и Салтыкова тебе какого-нибудь дадут двенадцать книжек, и украшение для гостиной.
   -- Да.
   -- В этом году какое приложение дают?
   -- Не знаю. Мы теперь перестали выписывать.
   Околоточный встал и потрогал рукой картину.
   -- Совершеннейшие масляные краски. Даже удивительно!
   Он вытер холодный пот со лба и застегнул верхнюю пуговицу мундира.
   Сел и снова ее отстегнул.
   -- Вы, может быть, посмотрели бы, как мальчик занимается?
   Околоточный даже икнул от радости.
   -- Да, да! Это очень интересно.
   -- Пойдемте в его комнату.
   Все встали и пошли через темный коридор.
   Идя впереди, околоточный попал в самый конец коридора и, когда открыл преграждавшую ему дальнейший путь дверь, то сейчас же отшатнулся и быстро ее захлопнул.
   -- Не сюда! Здесь не хорошо, -- предупредил отец, а Мишка сзади тихонько хихикнул.
   Вошли в небольшую комнату Мишки и сели. Мать села на кровать с таким расчетом, чтобы можно было ногой незаметно пододвинуть вглубь какую-то вещь, которая, поместившись на виду, могла своим видом шокировать благовоспитанный глаз.
   Околоточный обвел глазами комнату и с тайным ужасом заметил, что стены были без картин, совершенно голые.
   Он обратил свое внимание на стол, закапанный чернилами. Взял истерзанный атлас и стал его внимательно перелистывать.
   -- Америка... А ну, молодой человек, покажите, где здесь город... Трансвааль, что ли?
   Мишка придвинулся к столу и уверенно сказал:
   -- Трансвааль на три страницы дальше: в Африке.
   Околоточный насильственно улыбнулся и неумело подмигнул.
   -- Ишь ты! Вас не поймешь... Я-то знал, а вот хотел вас подвести.
   И соврал. Решил, на всякий случай, запомнить.
   -- А историю вы знаете?
   -- Древнюю или новую?
   -- Ну да, поновее что-нибудь... Как звали, например, того царя, у которого из живота дерево выросло?
   -- Это не у него, а у его мамы. Снилось ей. Его звали Кир.
   -- Вот, вот. А то, представьте, -- обратился он к отцу, -- был еще такой чудак: взял и высек плетьми море. Как вам это нравится?
   -- Да, вообще... Комичные эти греки были.
   Околоточный передвинул чернильницу и спросил Мишку с неожиданною строгостью:
   -- А Берлин где?
   -- В Германии.
   -- Молодец! Ловко угадал, Ну, ты учись тут, слушайся родителей, а я пойду.
   Все сразу повеселели.
   Отец пожал уходившему руку, а мать приветливо спросила:
   -- Чаю хотите?
   -- Нет-с, не пью, то есть уже пил. Всего лучшего.
  
   Стоя на улице, околоточный долго вытирал платком лоб и щеки и злобно озирался.
   Потом, увидя проходившего мороженщика, набросился на него.
   -- Морроженое продаешь, рракалия?! Кричишь, мерзавец?! За нарушение тишины, знаешь...
   И, закусив белыми зубами губу, он ударил мороженщика в ухо.

Читать:
1 2

Фотогалерея

Averchenko 8
Averchenko 7
Averchenko 6
Averchenko 4
Averchenko 3

Статьи
















Читать также


Проза
Поиск по книгам:



Голосование
Лучшая юмостическая книга Аверченко?

ГлавнаяГостевая книгаКарта сайтаКонтактыЛитература в сетиОпросыПоиск по сайту